На главную страницу
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4
Часть 5 Часть 6 Часть 7

Бельгия-Люксембург — 1

Начинаю выкладывать традиционный атчот о путешествии по Бельгии и Люксембургу, откуда мы вернулись на прошлой неделе. Путешествовали сначала вчетвером, с Саней и Юлькой, dite Юлико. Саня был с нами три с половиной дня, потом улетел к своим студентам и мы продолжили втроем. «Втроем» — это тоже не совсем точно, потому что всю дорогу нас сопровождал родной GPS Сережа, а в последние два дня к нему присоединилась GPS Гертруда, так что скучно, как вы понимаете, не было. Еще надо сказать, что название «Бельгия-Люксембург» не совсем отражает наш маршрут, ибо любопытная Варвара заодно успела немножко смотаться в Голландию и Германию, просто не могла удержаться, но не менять же из-за этого концепт? И наконец надо заранее-заранее (хотя будет еще об том сказано не раз) выразить большую благодарность Лейле bruxelloise_ru и Лене elena_masque, украсившим своим теплым приемом и без того прекрасную страну.

Bruxelles — Tournai — Kortrijk — Ieper — Aartrijke — Ostende — Knokke — Zwin — Brugge — Aartrijke — Brugge — Gent — Aartrijke — Antwerpen — Lier — Mechelen — Leuven — Durbuy — Chateau de Hodbomont — Maastricht — Monschau — Limbourg — Chateau de Hodbomont — Spa — Clervaux — Esch-sur-Sûre — Senningerberg — Vianden — La petite Swisse — Trier — Senningerberg — Luxembourg — Dinant — Bruxelles

30 августа 2013

Встретились в аэропорту прям-таки по плану, хотя задача тривиальной не была: мы летели из Тель-Авива, juliko_r из Москвы, а Саня — из Барселоны. Получили машинку, прифигели от встроенной в нее открывалки для пива (добро пожаловать в Бельгию!) и двинули по плану на город Турне. Наша первая хата была в районе Брюгге, и Турне по дороге из Брюсселя представлялось меньшим крюком, чем если ехать в него туда и обратно.

Если б не Сережа, фиг бы мы его вообще нашли. Долго удивлялись, почему нет дорожных указателей на Турне — пока не сообразили, что на указателях он называется по-фламандски: Doornik. Запарковались прямо на Grote Markt (Главной площади), очень удобно. Кстати во всех (почти) фламандских городах красивейшая площадь города традиционно служит большой парковкой — и очень жаль. Надеюсь, они скоро образумятся и возьмут пример с Брюсселя, с чьей главной площади злобные автомобили были изгнаны в 80-х. Но даже и с машинами на площади эти сказочные домики — полный эстетический восторг для измученной рутиной и серыми трудовыми буднями души!

Площадь, что нетривиально, не квадратная, а треугольная. Слева — известные в народе коварные фонтанчики, которые бьют не постоянно, а время от времени

Так вот можно пойти по своим делам через площадь и попасть. По сухой-то погоде видно коварство, а по мокрой — нет

Еще слева — кафедральный собор Notre-Dame с пятью изящными башнями, мы позже в него заглянем (слышали, что сложно поймать все пять башен в кадр, а тут они прямо на нас вывалились)

Справа — богато украшенные золотом Суконные ряды в стиле ренессанс (17 век)

Колокольня начала 12 века — самая старая в Бельгии и во всей северной Европе. По-моему, она похожа на ракету и нереально красива

По дороге из Брюсселя пошарили в Мишлене и ДК: спросили, где они рекомендуют пообедать. Оба дружно послали в заведение под названием L'Ecurie d'Ennetieres (конюшни, переделанные под ресторан). И мы пошли не торопясь их искать, ненавязчиво фотографируя достопримечательности, встречающиеся на нашем пути.

Надо сказать, что не все местные знали это заведение. Но некоторые знали — и наконец мы его нашли. И вот вам облом! Закрыто по причине пожара. Прямо как в песне: сгорел ваш дом с конюшней вместе. Следующее правило спонтанного гастрономического туриста — искать заведения в нетуристических местах, где питаются местные в большом количестве. Вот такое мы как раз нашли —

и оно специализировалось на загадочном блюде под названием «faluche»

В разговоре с официантом, богатом на жесты и махание руками, приблизительно выяснили, что такое фалюш, и заказали один с лососем нам с Юлико на двоих, а Сане один на одного — с кабачками и баклажанами. Левка же фалюша не хотел, и ему досталось дежурное блюдо как функция дня недели. В пятницу функция принимала значение дьявольских креветок, а эти scampi тоже числились в каком-то из списков с типично бельгийской едой — так что все обрадовались и попробовали, даже Саня. Вот фалюши и креветки дьяволические

После еды еще немного пообщались с официантом и выяснили, что фалюши эти — не просто бельгийское блюдо, а узко-региональное: западная Валлония и север Франции. И изрядно повеселились по получении счета, на котором стояла пометка «russe».

А это шедевр местного графиттиста. Всех узнали?

Вот и собор Notre-Dame со своими пятью башнями, мы зашли к нему с тыла. Часть собора (в частности дивные эти башенки) построена в романском стиле в XII веке, а часть в XIII веке — и оно получилось уже в готическом. Вот и вышло такое забавное смешение.

К сожалению, он весь в лесах, так что толком и не разглядишь. А вот кружавчики какие по гребню крыши

Отловленный местный душа-мужик объяснил, что это не то что нам такая невезуха, а собор на реставрации вот уже одиннадцать лет и будет еще наверное столько же.

Весь город, включая внутренности, опутан разнообразными лентами (вы, наверное, уже на площади заметили и стеснялись спросить), символически обозначающими какие-то связующие нити.

Вот, и тут эти нити. Вообще, как мы поняли, тут готовилось некое действо на выходные, и такие действа происходят во многих городах. В Турне нам поучаствовать не удалось, зато удалось в других местах

В общем, мы город Турне очень полюбили, сели в машину и поехали в Кортрейк. А вообще прикол с этими регионами в Бельгии. Турне — это западная Валлония, здесь говорят по-французски. Дорником он назывался по дороге, потому что ехали через Фландрию, а когда я в турбюро Турне спросила карту нашего следующего города Кортрейка, то мне ответили, что нет, карты Куртре у них нет. Так что на Кортрейк мы уже уверенно ехали по указателям Courtrai.

Запарковались возле вот этого прелестного моста через реку Лис (Лейе) с двумя средневековыми башнями

Правда, в другую сторону какая-то фигня

Мы знали, что главное в этом городе — бегинаж, и это оказалось действительно классное место.

Удивительно, что с этим словом я впервые встретилась при подготовке к поездке. Поэтому вот даже ради себя самой дам здесь выдержку из Википедии. Бегина́ж (фр. béguinage) или бегейнхоф (нидерл. begijnhof) — поселение-община одиноких бегинок во Фландрии и Нидерландах. Бегинажи получили распространение в Нижних странах в XIII веке. Общины находились под покровительством влиятельных горожан, которые давали деньги на постройку бегинажа и поддерживали их затем материально. В каждом домике жила одна-две бегинки, при этом им разрешалось иметь при себе служанку или мать или сестру. Бегинки вели образ жизни, близкий к монашеству, однако не давали обет безбрачия и не были обязаны пожертвовать своё имущество при вступлении в общину. Поэтому в бегинажи принимали и жён крестоносцев, которые могли покинуть бегинаж после возвращения мужа из многолетнего похода. Бегинки занимались общественно полезными делами: воспитывали сирот, занимались рукоделием (в том числе плели кружева), ухаживали за больными и престарелыми. На сегодняшний день бегинок практически не осталось, поэтому сейчас в бегинажах живут в основном престарелые люди, студенты и художники. Некоторые бегинажи сохранили свою монастырскую функцию, другие были переделаны в музейные комплексы. Из 80 ранее существующих бегинажей сохранились лишь около 30, большинство из них в Бельгии. В 1998 году фламандские бегинажи были занесены в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хорошо здесь, душа не то что сворачивается и разворачивается, но успокаивается всяко

Многа арок

Сзади видна башня церкви Святого Мартина

Еще там есть собор Нотр-Дам. Внешне он неинтересен (довольно стандартный готический собор), но при нем есть картина Вай Дейка и часовня графов Фландрии, и вот там — видно в нижнем ярусе? — портреты графов этих всех-всех-всех, хоть генеалогию строй. Но без дерева не разберешься, да и страшно далеки они от народа ничего я про них не знаю, так что все равно без толку.

И чтоб закрыть тему культовых сооружений Кортрейка — колокольня. Вот она мне очень нравится! И она, кстати, входит в число памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО, как и местный бегинаж.

И я вам больше скажу, это на самом деле не колокольня, а "беффруа" — тоже исключительно бельгийское и северо-французское понятие. Беффруа́ (от фр. Beffroi, также — вечевая башня, башня городского совета) — башня, бывшая принадлежностью многих средневековых городов. Первоначально беффруа служили сторожевыми башнями, где висел набатный колокол. Такая башня была символом свободы города. Постепенно в помещении башен стали размещать зал заседаний городского совета, место для хранения казны, документов, печати, торговые помещения. Так как внутри башен для всего этого не хватало места, то у подножия беффруа стали пристраивать специальное здание. Таким образом постепенно беффруа превратилось в ратушу. Беффруа возникли в Англии и существовали во Фландрии, приграничных с Фландрией районах Франции и Нидерландах. В наши дни бо́льшая часть сохранившихся беффруа находится в Бельгии. Более пятидесяти беффруа Бельгии и Франции занесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

На Гроте Маркт у ратуши — свадьба. А сама Гроте Маркт — никакая, по сравнению с главными площадями других фламандских городов

Зашли в шоколадный магазин, местный, называется Делис — первая точка в шоколадном пунктире нашей поездки

У меня изначально возникла гениальная ящетаю идея сравнивать дорогой (например, Годиву) и дешевый (например, Леонидас) шоколады двойным слепым методом (благо нас четверо), но вот мы зашли в магазин и не удержались. И покупили шоколаду этого местного всякого, каждой твари по паре, так что осталось только сравнивать разные шоколадки между собой. Кстати, замечательный опус про шоколад, к тому же в виде личного ко мне письма (горжусь!), написала Лейла. Первое, что поражает в этом эссе — что Леонидас стоит 24 евро за кг, а следующий за ним по цене — уже 42. Ну а этот из Кортрейка стоил где-то 32.

Управились примерно за час, совершенно валились с ног, но по плану еще значился Ипр, и преодолев легкое Левкино сопротивление, мы туда поехали. И не зря! Гроте Маркт ипрская с ее домиками-пряниками очень симпатична

Отдельные домики на ней

И много совсем маленьких — на одной из крыш (как-нибудь называется этот архитектурный элемент?)

И еще здесь есть обалденной красоты здание ратуши и цеха суконщиков. Я даже вначале приняла его за собор — настолько оно красиво утонченной и возвышенной красотой

Палата суконщиков Ипра — одно из крупнейших и выдающихся светских готический сооружений Европы, была построена между 1200 и 1304 годами. Семидесятиметровая беффруа была завершена в 1230 году. Вместе с другими бельгийскими и французскими беффруа она внесена в список всемирного наследия ЮНЕСКО под номером ID 943—010.

А собор оказался за ним (в арку надо войти), это привычная нам готика

Впервые упомянутый в VIII веке, Ипр был одним из самых богатых городов средневековой Европы, с населением в 80 тысяч жителей. В XII—XIV вв. он оспаривал у Брюгге и Гента звание главного центра цехового сукноделия во Фландрии. Затяжная осада англичанами во время Столетней войны (1383) подорвала его благополучие. В конце XVI века, когда местным епископом был знаменитый Янсен (основатель янсенизма), в Ипре жило уже не более пяти тысяч человек. Дальнейший урон экономике был нанесён во время войн Людовика XIV, когда укреплённый Вобаном город не раз подвергался осадам.

И конечно, название города Ипр в первую очередь — увы — связывается в нашем сознании со словом "иприт"...

Ипр обеспечил себе место в мировой истории как ключевой пункт Западного фронта Первой мировой войны. Ипрский выступ в британских линиях обороны стал ареной трёх крупных сражений, во время которых немцы в 1915 году впервые в истории применили химическое оружие — хлор — и в 1917 году, также впервые в качестве оружия, — горчичный газ, ныне известный как иприт. Из 250 000 солдат Антанты, павших у Ипра, каждый пятый остался незахороненным. В память об этом у въезда в Ипр в 1927 году была открыта воздвигнутая на британские средства триумфальная арка — так называемые Мененские ворота. На монументе выбиты имена 54 тысяч погибших в этих местах в ходе Первой мировой войны. В общей сложности вокруг города насчитывается не менее ста сорока военных кладбищ и мемориалов.

Ну и в общем да: в здании ратуши находится музей 1-й мировой, всюду венки и мемориальные доски. Снаряд настоящий

И кстати, вглядитесь в левый барельеф: справа — какой-то святой или деятель, а слева... солдат 1-й мировой!

Старый город был почти полностью уничтожен во время Первой мировой войны, однако его наиболее значительные сооружения были впоследствии восстановлены. В новое и новейшее время это был первый случай полного уничтожения (и последующего восстановления) европейского города по причине военных действий.

Ну и наконец — в заказанную хату. Все-таки мы встали сегодня в два часа ночи, и в самолете немного вздремнули, но то ж в самолете, не в постели. Эту овечью ферму мы заказали из двух соображений: общий рейтинг 9.7 и хорошая цена для Юлико. Дело в том, что цена за одиночный номер колеблется в разных местах от половины цены за двойной номер до полной, что невероятно обидно. Мы выбирали отели, чтоб было ближе к половине, и часто нам это удавалось. Саня с Юлико утверждают, что немного пахнет навозом, а мне пофиг, ибо должен же быть хоть какой-то плюс от преследующего меня в последнее время хронического насморка.

И нас встречают хозяева Пола и Ашиль, и поют нас пивом на веранде и такая красота вокруг... Светлые просторные комнаты, и всюду овцы: игрушки меховые, жилетка на стуле, тапочки в коридоре, брелки на ключах...

У меня, правда, сов дома больше. Зато у них и настоящие овцы есть, а у меня совы только игрушечные.

31 августа 2013

За-автрак... ну собственно какой завтрак может быть в этом прекрасном заведении? Только и исключительно прекра-асный...

Сыр козий, сын коровий, сыр овечий...

За два дня (этот и следующий) было намечено посетить четыре пункта: Остенде, Кнокке, Брюгге и Гент. Поломали голову, как бы это лучше сделать, и не найдя более умного решения, поехали прямо по порядку.

Набережная Остенде — это какой-то полный сюр. Я видела странные снимки и раньше, но не ожидала, что до такой степени...

И ветер, задувающий уши, так что не слышно ничего. Avec le vent du Nord, écoutez-le craquer. Le plat pays qui est le mien... А Саня спрашивает: ну и что тут такого особенного? Не знаю, не знаю... в моей маленькой стране чертова прорва набережных, и они ну совершенно все другие

Стильно, а?

Скульптурная группа, что на предыдущей фотке, во всей своей красе

И птички, солидные такие

Дальше — Кнокке, с которым у меня полная загадка. Брель поет про Knokke-le-Zoutе, который вроде шикарный курорт. А в отчетах путешественников фигурирует Кнокке-Хайст. Еще в Кнокке есть знаменитые вафли Мари Сиска. А в Мишлене есть совершенно улетная фотография и назвается Zwin и это тоже где-то там. Как это все совмещается? Будем выяснять на месте.

Сережа привез нас в Кнокке на набережную. Сюр продолжается: памятник носу (ну, мы Гоголя читали, знаем, а у них откуда?)

И как искать этот Зут, и как Звин, и как Сиску? Сережа не знает. Ну, поехали по карте, благо у нас была откуда-то. И вдруг в натуре видим дорожные указатели на Siska. Ага думаю, наверное это местность такая, ну и фамилия оттуда. И вдруг вот она Сиска живьем!

Ого-го, думаем — щас по вафлям! Но вафли, оказывается, с двух часов дня, а сейчас полдень. Ничего не поделаешь, едем дальше, и тут — на тебе, указатель на Звин! И это интересная, кстати, штука. Звин (нидерл. Zwin) — природный заповедник на побережье Северного моря, на границе Бельгии и Нидерландов. Представляет собой бывший залив, сформированный приливным течением, который в средние века обеспечивал соединение города Брюгге с Северным морем. Залив Звин первоначально сформировался в результате прорыва побережья Фландрии штормом в 1134 году, в результате чего образовался канал протяжённостью около 15 км, соединившийся через другие каналы с устьем Шельды далее к северо-востоку. Новый водный путь обеспечил выход к морю города Брюгге, который быстро стал одним из важнейших портовых городов средневековой Европы. Здесь образовались также более мелкие города. Однако с конца XIII века канал начал заиливаться и мелеть, в конечном итоге отрезав Брюгге от моря. Нынешний заповедник был образован в 1952 году. Занимает 1,25 квадратных километра в Кнокке-Хейст, Бельгия и 0,33 квадратных километра в Слёйс, Нидерланды. Знаменит разнообразием флоры, устойчивой к засолению почвы, и морской лавандой. Он популярен также среди наблюдателей за птицами. Здесь есть небольшой зоопарк с местными птицами и расположено одно из немногих в Бельгии гнездовий белого аиста.

До приморской полосы от парковки надо топать пару километров. И выглядит это примерно так

То есть совсем не так, как на мишленовской фотке. Сначала я думала, что мы просто не дошли до того самого места, но сейчас порылась в тырнете и тоже такой красоты не вижу — разве что вот такой максимально приближенный вариант. Не исключено, что и то, и это было снято во время какого-то отлива или прилива, которые нам не сопутствовали. Зато видели такого вот прекрасного гостеприимного зайца, поставленного при входе в бельгийскую часть заповедника

Погода радовала своей изменчивостью в положительную сторону. Не успели дойти до зайца, как пасмурное небо сменилось солнышком

Вообще надо сказать, что в этой поездке нам просто нереально повезло с погодой (исключая три дня — хе-хе — тридцатиградусной жары, но об этом позже).

Пока гуляли, сделалось пол-второго и мы проголодались, поэтому (несмотря на рекомендованный ресторан в следующем по курсу Брюгге) решили, что будет логично использовать Сиску как обеденный ресторан, а потом плавно переключиться на вафли.

По дороге наткнулись на идиллическую лужайку, на которой просто грех было не поваляться.

Саня вошел в роль

Для довершения пасторальности момента в него прислали лошадок с всадниками, а сено уже находилось на сцене. Левка тут почти как граф Т из одноменного романа

В Сиске мы взяли вот что. Дежурный суп за 7 евро (Юльке и Сане), его принесли в кастрюле и там хватило бы на целый полк. Две порции крокетов с сыром за 13 денег (им же) и дежурные туристически-гастрономически правильные зеландские мульки (22 евро) для Левки. Их принесли в ужасающей своими размерами специальной черной кастрюле (в крышку складывают скорлупки, когда наполняется — подбегает специальный человек и опорожняет), и даже с учетом коэффициента полезного объема мидий еды было много.

А я гордо ничего не взяла — это у меня хитрость такая нечеловеческая: я ж знаю, что 1) надо себя готовить для вафель 2) все равно придется за всеми доедать. Политика, кстати, очень правильная, потому что в результате я конкретно объелась.

Еще до всякой еды вдруг на меня напал жуткий кашель (че-то мне в последнее время плоховато со всякими простудами и их последствиями), я вытащила из сумки бутылочку с водой, и тут на меня как налетит наш дед-официант: убери мол бутылочку! А — сказали мы с Петром Иванычем, местечко-то понтовое. Оно вообще огромное, наша верандочка — только видимая часть айсберга, а сзади еще куча залов и сад, но рядом с садом детская площадка и сильно орут дети, а мы значит, пристроились на терраске для пенсионеров. Вот они, кстати — вторую кастрюлю доедают. Левка говорит: по-французски шпрехают, ю-ю-ю.

Но ва-афли... мы взяли две порции с шоколадом и клубникой со сливками на всех.

Саня не одобрил — говорит, не вафли, а блины. А мне так дико было вкусно! Вот тут Лейла пишет про историю Сискиных вафель. Примерно то же написано по-французски и по-фламандски на бумажке под тарелкой. Оказывается, маму Сиска звали Мари-Франциска, это дети не выговаривали полное имя — так вот Сиска и получилась.

Потом мы направили Сережу на Брюгге, но по дороге проезжали Зеебрюгге и заехали сфоткать контейнеры в порту.

Всякий нормальный человек езжал бы тихо мимо, но я ж не очень нормальный. Если у Ферре есть песня про Остенде, мне надо в Остенде, и если Брель поет про Кнокке-ле-Зут и Зеебрюге, как я туда не заеду? В общем, я все эти песни все же соберу, наверное, в отдельный пост, чтоб не травмировать ни в чем не повинных любителей путешествий.

А потом мы приехали в Брюгге и впали в счастливое беспамятство окончательно и бесповоротно, но об этом уже в следующей части.

Продолжение.
Наверх