На главную страницу
Часть 1
Часть 3

Три с половиной дня на Крите: день третий

10 апреля 2009

Сегодня планировали поездку на йух. Что там есть на юге, никто не знал, предполагая, что знает Серега. Наш маленький, но гордый кортеж из трех машин резво просквозил через Гортину, наплевав на ейный археологический сайт с одной звездочкой и остановился в Фесте, который с двумя. Начальник предполагал, что остановились просто пописать, но это было ошибкой, потому что если у тебя есть группа в 9 человек, то надо только ехать, а останавливаться не надо вообще и никогда, тем более в таком знаменитом месте как Фест, а если пописать – то только в лесу. В результате большинство хеврес заявило, что на раскопки ни за что и никогда, ибо все камни одинаковые, а Алка, Сашка и Полиглот сказали, что это очень классный дворец, откуда произошли все главные ценности археологического музея, во главе, натурально, с Фестским диском. А у нас демократия, поэтому Алка и Сашка пошли на раскопки, а остальные остались наверху пить пиво и есть апельсин с невкусными бутербродами. Я же подумала, что вот в пещеру не пошли и пожалели, а там было 4 евро, и здесь тоже 4 евро, так может стоит пойти, чтоб еще раз не пожалеть. И поперлась вместе с Алкой и Сашкой смотреть на раскопки. Мне дали поносить большой хороший фотоаппарат

И вот, собственно, единственное интересное, что мы с ним нашли, все остальное развезли по критским музеям.


А правы оказались те, кто остался пить пиво с апельсином и бутером, потому что все распрекрасное из Феста увезли в столицу, а осталась чистая фигня: мало того что бесформенные камни и еще камни, но даже если некоторые из них и складываются во что-то осмысленное, то узнать об этом невозможно, поскольку ни слова нигде ни написано — ни на английском, ни даже на греческом. Где-то стыдливо припрятаны 2+2=4 амфоры — и вся любовь. Что действительно классно в этом сайте — это великолепный природный антураж, но он вроде прекрасно виден и сверху, без уплаты 4 денег.

А этот вид, похоже, открывается только изнутри заборчика - Алка снимала, пока я с амфорами разбиралась

Вот вернулись с раскопок, сидим. Что у меня в руках – понятия не имею, что предполагаем изобразить коллективным жестом - тоже, но видно, что Левка воздержался.

Как только собрались отъезжать, Тамара потребовала мороженого, но ей (неожиданно) сказали "нет" и поехали дальше. Куда? На Маталу. Только выехали — вижу указатель на Айя Триада. Бибикаю изо всех сил - мол поехали туда, Айя Триада - ключевое слово, в книжке видала три раза, церковки такие симпатичные. Но народ из других машин не слышит, не сечет и шпарит себе дальше, на Маталу.

В Матале пляж и римские захоронения.

Тому, кто в купальнике, хорошо, а кто замерз вчера и оделся соответственно – так себе.

Хеврес полезли изучать пещеры. Мы с Левкой разошлись во мнениях, в честь какой песни назвать следующую фотку: я считаю, что "вот они расселись по местам", а он - "что касается меня, то я опять гляжу на вас, а вы глядите на него и тд."

Пока полтора часа мотались по Матале и собирались у машин, чтоб ехать дальше, у меня возникло страстное желание отделиться от хеврес и поехать себе гулять свободным полетом. Вот например, успеть в Кноссский дворец, потому что стыдно побывать на Крите и его не увидеть, особенно после облома с Арх. музеем. Шансы же увидеть его завтра стремятся к нулю, потому что завтра наш последний день на Крите. А дворец открыт вроде до пяти, значит к четырем надо поспеть, и поспеть вроде можно. Однако тут половина хеврес сказали, что они тоже хотят в Кносский дворец и поклялись, что завтра с утра поедут туда непременно, и это было кстати, потому что на самом деле это довольно тупо – припереться на юг и немедленно бежать оттуда обратно на север. А места там все же красивые, на юге, чего говорить:

Следующим по курсу у нас числился Каламаки. Каламаки оказался очень странным местом: прибрежная полоса, вдоль нее ряд домов (никаких) — и все. Народ высыпал из машин и пожрал остатки бутеров - наших невкусных и афродитских вкусненьких, заботливо заготовленных ее обитателями под лозунгом "превратим наш полупансион в полный". Затем Сонька приставила ко лбу руку козырьком, вгляделась направо вдоль берега и заявила, что там находится культурный центр, чует ее сердце – и все сказали, что если культурный центр, то надо идти, а Алка, напротив, пошла на берег фотографировать море и камни, как она любит. Культурный центр оказался таверной, и народ радостно плюхнулся за столики изучать меню. Тут терпение мое кончилось и я воскликнула, что мы с Левкой поедем дальше, потому что нельзя же так. Левка строго на меня прицыкнул и сквозь зубы процедил, что так можно, хотя сам, точно знаю, считает, что нельзя. Тут я сразу осознала свою неправоту и громко признала, что безусловно так можно, но мы все-таки так не будем и дальше поедем сами. Так бесславно потерпела крах наша с Левкой попытка социализации.

Пошли на море сообщать Алке о стоящем перед ней выборе: либо продолжить с нами, либо вернуться в таверну и ехать с хеврес. Тут любимые Левкины кроксы сыграли с ним подлую и коварную шутку: поскольнувшись на мокрых камнях, он грохнулся в морскую лужу. Перед тем, правда, успев сняв пророческую фотку «просохни»

и собственно те самые прекрасные роковые камни

Ой! после таких инцидентов всегда немного боязно узнавать масштаб повреждений. Ну, руки-ноги, в смысле кости, целы - уже хорошо. В списке ущербов — ссадины на пальцах рук и на коленке, а также новый и любимый фотоаппарат, частично искупавшийся в луже. Спуск работает, а зум через раз. Обидно! Зато Алка решила, что остается с нами - так что ура и будет кому запечатлеть, если что увидим.

Заклеили Левкины раны замечательным Алкиным пластырем и поехали дальше на запад, в Айя Галини, ожидая такого же унылого ничего. Однако все 20 км дороги туда были дивно красивы, и сам приморский курортный городок озарен той невыразимой аурой очарования, что часто бывает свойственна приморским городкам, но напрочь отсутствовала и в Матале, и в Каламаки.

Крутые ступеньки, узкие улочки, беленые домики (иногда с ярко-синими или желтыми полосками, как в Португалии)

нелепый Аполлон с чем-то еще крылатым, торчащий сверху и видимо обозначающий очередные археологические ценности (ввиду своей неземной красоты остался незапечатленным), приморский парк и синяя вода марины —

все это стремилось улучшить этот незадавшийся день и примирить нас с происшедшими неприятностями. Левка держался стойко, хотя мне ли не знать, как он любит свой новый фотоаппарат. Сначала заявил, что теперь ему стало легче жить, потому что никто не требует ежеминутно приостановливаться и снимать каждый кустик, потом все же не выдержал, отобрал у меня маленькую мыльницу и снимал ей. Вот, например, чем плохо?

Это уже собственно по дороге из Ая Галини. Мы решили не возвращаться назад, а поехать домой через городок Закос, то есть сделать небольшой крюк через горы - впрочем, если считать расстояние не от Маталы, а от Ая Галини, то и вовсе даже и не крюк. И этот участок пути оказался просто чисто сказкой.



В контровом свете

Нет, ну все-таки какие у них церкви красивые:

И особь статья - эти чудные критские кукольные церквушки, насаженные вдоль дороги


и (реже) во всяких других экзотических местах

Кто-то утверждал, что они установлены в память о несчастных случаях, происшедших на этом месте, что несколько снижает их романтический ореол. Впрочем, я не на сто процентов уверена, что это действительно так.

Эта какая-то особенно трогательная

Доехали до деревухи Закос, погуляли по ней.

Здесь Полиглот обещал пеший маршрут к монастырю св Николая, но маршрут мы не нашли и заодно вспомнили, что Полиглоту теперь не верим. Зато обещанные магазины музыкальных инструментов действительно были и смотрелись достаточно сюрно посреди глухой деревни, затерянной в горах.

На часах уже было 6:30 (вот результат утренней расслабухи и недостатка планирования), пришлось возвращаться домой. До своей гостиницы добрались к восьми, потом долго искать Алкину Афродиту: и как въехать, и как выехать. Ну это ж надо так спрятать гостиницу от глаз людских. Я на своем веку повидала всяких спрятанных объектов: были там и hidden lake, и hidden church, и hidden valley, но чтоб hidden hotel - это в первый раз.

Вернувшись в наш нескрытый отель, напоили Левку раки (дезинфекция раз), одолжили на рисепшн йод с ваткой (дезинфекция два) и пошли поужинать. На ужин повара наши разгулялись! Одно греческое блюдо вкуснее другого: фаршированные кабачки, муссака, шпинатный пирог — это не говоря ни о тушеной курочке, ни о ягненке, ни о прочей жареной печенке. Еще неизвестно, кто кого: китайцы или греки. Наворачивая, Левка приговаривал, что все это ему положено после такого тяжелого дня, и ему таки было положено. А назавтра запланировали Кносский дворец, Ханью и Ретимнон (если успеем).

Окончание, соответственно, следует.

На главную страницу
Часть 1
Часть 3
Наверх