Франция 2008 На главную страницу
Часть 1
Часть 2
Часть 3

Франция 2008. Часть 4.

Paris – Briare – Nevers – Gorges de Sioule – Clermont-Ferrand – Puy-de-Dôme – Orcival – Puy de Sancy – St Nectaire – St Saturnin – Clermont-Ferrand – Puy-de-Dôme –Salers – Aurillac – Conques – Millau – Montpellier-le-vieux – Gorges du Tarn (Le Rosier - St-Enimie - Aven Armand) – Le Puy en Velay – Hauterives – Lyon – Perouges – Beaune – Dijon – Vesoul – Ronchamp – Belfort – Luxeuil-les-Bains – Nancy - Reims – Paris

24 апреля (четверг)

Не только в первый раз за всю поездку у нас вчера был тырнет, но и сегодня, наконец, были французские булочки к утреннему кофе! Пока я традиционно дрыхла с утра, Левка купил на улице Виктора Гюго один круассан, одну шоколадную булочку и одну такую длинную, неизвестной науке породы, усеянную шоколадными точками (о, у меня ностальгия по Японии). Эта длинная побила все рекорды и ничуть японским не уступала. О.

Сели на метро, доехали до станции La Croix-Rousse, откуда отправились изучать трабули, как опять же велела reut. (Если кто не помнит, то город Лион знаменит среди советских школьников восстанием ткачей, и в трабулях эти ткачи скрывались от империалистов). Нет, про местные лионские особенности я все же объясню подробно. Моя французская подруга Мирей, к которой мы заедем в Реймс через три дня, аккурат на прошлой неделе посетила Лион. А перед этим писала, что в Лионе есть таинственные les traboules и les canuts, а что именно это такое, она не знает и знать не хочет, пока туда не попадет, пусть будет сюрприз. Мне такой подход понравился, правда реализовать его на 100% удалось не вполне, информация просочилась. Короче, я вам тут расскажу, типа спойлер. Трабули – это длинные крытые переходы между домами: их строили специально для того, чтобы рулоны шелка при переноске не намокали под дождем. Если знать трабули (всего их 350), по старому городу можно передвигаться с комфортом, прячась под навесами от солнца и дождя. Что же касается Les Canuts – это специальное название для ткачей, работающих с шелком – и это в сущности они поднимали знаменитые восстания в октябре 1831 года и в феврале 1834, и тогда действительно использовали трабули, чтоб укрываться от империалистов.

И вот, обладая этими бесценными знаниями, стоим мы на La Montee de la Сroix-Rousse

вертим картой Лиона и схемой трабулей, не знаем, как их найти, тут подходит колоритный мужик и говорит, что он тут всю жизнь живет и знает каждый трабуль и что нам надо лучше не сюда, а на La Cour de voraces, потому что там самый лучший.

Раз такое дело, мы решили присвоить мужику почетное звание потомственного ткача и по возможности его слушаться. Еще он сказал, что нам надо посмотреть "Le mur peint des Canuts", а иначе мы типа зря были в Лионе. Но если уж никак не выйдет, тогда фреску лионских знаменитостей (это внизу, на набережной – тык в карту) и библиотеку со стеллажами до неба (это тоже где-то внизу). Эта самая крутая штука, которая "Le mur peint des Canuts", была сильно наверху, надо было нам тогда доезжать до метро Henon и спускаться оттуда, решили, что туда не попремся, а удовлетворимся тем, что внизу. По поводу же La Cour de voraces смекнули, что мы стоим на западном спуске, а нам лучше на восточный. Поблагодарив ткача, отправились вбок.

Долго не могли найти первый трабуль, к тому же он был закрыт (входом в трабуль вполне может быть дверь в частный дом), но второй оказался прекрасен

третий был тот самый знаменитый "La Cour de voraces"

четвертый тоже хоть куда

а пятый никакой, и тут мы поняли принцип, как эти трабули устроены и как их искать, и слегка потеряли к ним интерес.

Пока спускались вниз по улочкам, рассматривали всякие домики. Вот, настенную живопись еще не нашли, но настенную скульптуру уже:

Видели еще всякие другие штуки. Ездят по городу люди на одинаковых велосипедах - не просто одинаковых, а бросающихся в глаза своей одинаковостью, инкубаторских таких. "Неспроста", - догадался Штирлиц. И правда - вот стоянка, где такой велосипед можно взять, доехать до другой такой же - и там запарковать. Для этого, правда, нужна специальная карточка (то есть, все же не для туристов система). Такую же штуку видели потом в Дижоне, только у тех крылья были синие.

Вышли на Рlace des Terraux, тут нас заловил веселый и предприимчивый официант и усадил прямо на площади обедать. Ресторанчик оказался итальянский, а не с лионскими spécialités, как мы хотели, – но никто не мог устоять перед напором веселого официанта и столики заполнялись прямо штабелями. Так что мы уселись на площади Терро и поедали свое мясо и пиццу, а мимо нас проплывали автобусы, троллейбусы и cyclo – такие велосипедные рикши под управлением женщин.

Еще на площади находился барочный Hôtel de Ville (мэрия)

и барочный же, но красивый фонтан работы того же Бартольди (того же, которого и Каторз на площади Белькур, и статуя Свободы известно где). Вернее, не весь фонтан красивый, а его лошади, от лошадей я прям оторваться не могла.

Теперь мы вышли на набережную Соны


и пошли искать "La fresque des lyonnais célèbres", рекомендованную ткачом. Нашли!

Потом заглубились в кварталы старого Лиона и вполне вкусили его красоту и оригинальность и непохожесть на другие города. Хотя Париж он все же слегка напоминал.

Гиньоль - французский театр марионеток, родился здесь, в Лионе (строго говоря, Гиньоль - и одна из масок, и театр, и драматический жанр, именно в последнем смысле употребляется у Галича и Щербакова; погуглите, кому интересно). Французская передача с таким названием стала, говорят, прототипом для российских "Кукол". У нас другое действо было намечено, так что не охватили.

Еврейская улица. То есть была когда-то. Тоже встречали такие надписи в разных городах. С одной стороны - это уже прошлое, с другой – не стесняются французы этого прошлого. Или туристов заманивают? :)

Перешли на нашу сторону реки, поглядели на синагогу – и домой. Ну очень устали.

Про отель, как мы его выбирали. Мы хотели, чтоб можно было добраться пешком и до старого города и до нашего вечернего концерта. Этим требованиям отвечал район, зажатый между двумя великими французскими реками Роной и Соной, так называемый "полуостров" (Presqu'ile). Реут рекомендовала отель "Александра", но на этот раз он не стоил так дешево, как хотелось бы (а мы еще по прошлым путешествиям помним, что в городах стоит заказывать те отели, на которые есть скидка). Отель, которым мы в результате соблазнились, находился на самой что ни на есть площади Белькур, по скидке, да с бесплатным тырнетом, да к тому же назывался Bayard Bellecour (кому надо, тот поймет, что мы не могли не заказать именно его).

Номер был тесноватый и отважного дизайна, зато прекрасный душ и много света. Поскольку в других лионских отелях не жила, сравнить и рекомендовать не могу, но может то, что свободных мест в нем к нашему приезду не было, о чем-то да говорит. А может, все щербаковские фанаты ринулись одновременно посещать Лион, и тогда, конечно, не говорит ни о чем.

И если уж о фанатах, то перейдем к нашим планам на вечер. Есть такая (не очень известная) французская певица (и автор песен) Juliette Noureddine, сценическое имя – просто Juliette. Она точно одна из моих самых любимых современных французских авторов, да чуть ли и не самая любимая. Увидев, что как раз во время нашего путешествия она делает турне по Франции и Швейцарии, было бы странно за ней не погнаться. И мы погнались, и нагнали ее в Лионе, и даже прочий маршрут к ней подстроили, и вот сегодня вечером мы шли к ней на концерт! Концерт происходил в зале со странным названием "Биржа труда" и находился от нашего отеля через Рону, а не через Сону (чью набережную мы уже порядком исходили). На набережной Роны оказались уже совсем другие пейзажи и архитектура: имперского такого пошиба, чего я не люблю. Однако это имперское освежалось разнообразными штуками

и сценками из жизни (почему эта картинка напоминает мне Брейгеля?)

– да и на обратном пути, когда включилась подсветка, я подумала, что не так уж все и плохо. По дороге Левка почему-то волновался, что зал будет не полный, но увидев толпу народу у "Биржи труда", успокоился.

Про сам концерт здесь рассказывать, конечно, не место. Может быть, напишу о Жюльетте в серии о французских певцах, если решу, что это нужно народу или как минимум мне самой. Скажу только, что она меня слегка обломала: 90% песен было из нового альбома 2008 года, а я так хотела услышать мои любимые старые! Еще скажу, что даже Левке, с его знанием французского вуле-ву манже келькешоз понравилось – а это уже много! Пока что пара фотографий для затравки


Жюльетта и ее "мальчики":

А вот ночную Рону Левка зараза отказался снимать: у него есть некий лимит фотографий за день, когда исчерпается – кранты и безнадега.

25 апреля (пятница)

Со вчерашнего дня не давали мне покоя слова ткача о том, что позор не посмотреть на эту самую "Le mur peint des Canuts", поэтому я уломала Левку заехать к ней на машине по дороге на Перуж, куда мы собирались утром из Лиона. Мне этот визит виделся как дань лионским ткачам, которых мы недостаточно почтили вниманием вчера. ВладимИр было повез нас на Croix-Rousse, но снова заглючил по дороге. В результате мы сбились с пути и по ошибке наткнулись на библиотеку, о которой тоже говорил ткач! Только когда он рассказывал, я ни черта не понимала, что он имел в виду, – а как увидели, сразу дошло!

Просто ткач оказался большим любителем настенной живописи – ну и мы тоже, поневоле. Зато вот эта самая стена "Le mur peint des Canuts", за которой мы специально перлись на Croix-Rousse, оказалась круче всех.

Надеюсь, понятно (то есть нет, надеюсь, непонятно!), что никакого прохода на самом деле нет, ни крепостной стены, ни белого человечка, ни желтого малого траспортного средства – а все это нарисовано на плоской стене? Только автобус настоящий. Единственное разочарование – что к восставшим шелковым ткачам, коих я собиралась почтить, стена никакого отношения не имеет, а называется по улице, на которой стоит: Le Boulevard des Canuts. Наверное, Левка прав, что специально копья ломать из-за нее не надо, но если все равно пойдете на Croix-Rousse искать трабули, то непременно доезжайте до метро Henon и спускайтесь оттуда.

Перуж (Perouges, примерно 40 км на северо-восток от Лиона) оказался, как и обещали, симпатичным средневековым городком (между прочим, там снимали "Трех мушкетеров"). Уж казалось бы, сколько средневековых городков мы встретили на своем пути, а все были разные. К тому же у меня было четкое ощущение, что впервые именно здесь появились цветы на подоконниках. Раньше, в городках Оверни, мне их явно не хватало, как и цвета вообще.


В забегаловках продавались местная еда "перужские галеты", мы поняли, что лакомство это сладкое и приберегли на полдник. Неудачные фотки галет хранятся в редакции, к публикации не разрешены. Зато есть крыши

и жанровая сценка

Этот отельчик стоит на центральной площади Перужа Place du Tilleul (площадь Липы). Липа сама огромная и почему-то в кадр не вошла, а только тень от нее. Кстати, в магазинчике на этой площади я впервые встретила нормальные сувениры, а то все фигня какая-то. Но не успела прошвырнуться в соседний и вернуться в этот конкретно их покупать - как магазинчик закрылся, потому что обед с 12 до 13:30 – свято.

После Перужа мы направились в Бон. Сначала некоторое время ехали по проселочным дорожкам, и это было славно, очень красиво.

Левка правда ворчал, что таких фоток у нас уже было, но это когда. На этот раз еще не было. Вот еще городок симпатичный встретился: Турнюс.

Потом выехали на шоссе, и там попалась заправка с туалетом и кафетерий под названием "Arche". Есть во Франции такие кафетерии типа столовки ("Casino", "Courtepaille", "Buffalo Grill"), где можно поесть горячей еды (рыба, мясо с гарниром) "задешево" (то есть меньше 10 денег). На этот раз мы взяли горячую копченую ветчину и рататуй – и это было просто-таки реально вкусно, в отличие от прошлого Казино, которое было обыкновенно, по-столовски.

Приехали в Бон (Вeaune), винную столицу Бургундии. Чудный, чудный городок! На въезде три клумбы, затейливо украшенные цветами и прочими штуками, средневековые дома

живые улочки с магазинчиками и винными лавками.

Это знаменитый домик, La Maison du Colombier – не помню, где я его раньше видела, но как увидела – сразу узнала.

Ну и главное, конечно, сокровище – Hospices de Beaune, богадельня по-нашему, но очень древняя и невыразимо прекрасная.
Дворик с крышами


Древний колодец

Аптека

Больничные койки

Кстати, знаете ли вы, что со стоянкой в пределах стен города очень плоховато, но стоит отойти пару сотен метров в сторону кольцевой дороги – и тут стоянка совершенно бесплатная?

В Дижон поехали не по автодороге, а по местной N47, она же D947. Она называется “La route des grands crus” и тоже очень живописна.

По дороге слушали как раз тот диск Жюльетты, который она пела на концерте. Там есть прекрасная ода вину, очень подходила. Проехали деревню с прикольным названием "Nuits de Saint-Georges" - звучит двусмысленно, а деревня очень симпатична

и похоже, тоже знаменита своими винными достижениями.

Отель в Дижоне мы заказали заранее. Он был довольно близко к центру, с бесплатной парковкой и тырнетом, и всего за 53 деньги. Отель очень понравился просторным и удобным номером (что было приятно после экстравагантной тесноты "Байярда") и расположением в районе богатых вилл. Hôtel Des Allées 7 Cours Général De Gaulle, 21000 Dijon – рекомендуем. Пока я наслаждалась номером и писала атчот, Левка успел прошвырнуться по закатному Дижону.

Ах, вот еще забыла: по дороге в Дижон заехали в супер(маркет), а то продукты кончились, и тут Левка совсем пригорюнился между всеми этими сырами, колбасами и алкоголями. Из сыров выбрали Салерский: во-первых, чтоб наверстать упущенное, а во-вторых, я его согласилась есть, потому что не вонючий. Нелишне заметить, что в соответствии с общим правилом, сообщенным нам Иркой, тут был большой выбор дижонских горчиц на всяк вкус и цвет, так что если их покупать, то исключительно здесь, то бишь в Дижонских супермаркетах. (Общее правило заключается вот в чем: самый дешевый продукт будет 1) в районе, где его производят 2) не в фирменном магазине производителя, а в окрестном супермаркете).

Продолжение следует. Или окончание, если повезет.
Наверх