На главную страницу

Часть 1   Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5

Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10

Франция. Март 2019. Часть 3

Paris – La Roche Guyon – Vernon – Les Andelys (Chateau Gayard) – Hermanville – Eu – Mers-Le Tréport – Saint Valéry sur Somme – Le Hourdel – Crotoy – Hermanville – Allouville-Bellefosse – La route des chaumières – Pont Audemer – Juno Beach – Gold Beach – Bayeux – Saint-Vaast-la-Hougue – Barfleur – Cherbourg – Greville-Hague (cap de La Haag) – Bayeux – Suisse Normande (Clecy) – Falaise – Beuvron-en-Auge – Château de Crèvecoeur – Hermanville – Étretat – Le Havre – Pont de Normandie – Honfleur – Deauville-Trouville – Hermanville – Rouen – Hermanville – Lyons-la-Forêt – Paris

9 марта 2019

Мы едем в деревню Аллувиль-Бельфосс, ГДЕ ДУБ – Chêne d'Allouville. Интересно, что в первоначальном Иркином плане этого места не было, не любит она его почему-то. Про дуб-часовню я узнала полгода назад совершенно случайно, через очередную спамную рассылку (эта была про самые необычные церкви). Занесла дуб в свой кондуит, а перед поездкой записи раскрыла – и батюшки, это ж в Нормандии! Ирка вздохнула и обещала поехать.

Дуб-часовня считается старейшим дубом во Франции и относится к категории исторических памятников с 1932 года. Легенда гласит, что дуб был посажен в 911 году, что совпадает с основанием Нормандии. По разным оценкам возраст дуба составляет от 800 до 1200 лет. Согласно легенде, будущий английский король Вильгельм Завоеватель, герцог Нормандии с 1035 года, останавливался у подножия этого дуба. Аллувильский дуб живёт, до сих пор ежегодно выпускает листву и даёт жёлуди. Вот какое чудо!

Аббат Детруа, священник Аллувиля, во внутренней части ствола устроил часовню и посвятил ее Деве Марии. Что на данной табличке и написано: «Поставлена аббатом Детруа, кюре Аллувиля, в 1696 году».

Над часовней аббат соорудил еще одну небольшую комнату и подвел туда винтовую лестницу. В комнате он обустроил ложе, подходящее для невысокого человека. В 1710 году в этой келье поселился отшельником отец Дю Серсо, друг аббата. Будучи признанным поэтом, он посвятил дубу одну из своих поэм. После смерти Дю Серсо его келья никем не занималась.

Во времена Террора революционеры хотели сжечь дерево из-за легенд, рассказывавших о его мистической силе. Дуб спас местный житель, школьный учитель Жан-Батист Боннёр. Он снял с дуба старую табличку, проклинающую рассудок, и установил новую с надписью «Храм Благоразумия». Прикольно.

Чтобы дерево смогло выжить и в дальнейшем, в 1988 году вокруг него был смонтирован металлический каркас.

Доброе, доброе министерство туризма! Я б на его месте вообще прогнала туристов нафиг, чтоб не шастали лишнего и не порушили такое выдающееся дерево.

За сезонным отсутствием листвы и желудей, весной к дубу прилагается то ли вишня, то ли сакура. А мы едем дальше

Эта картинка ничего никому не говорит, только мне нужна, чтоб зафиксировать поразивший меня факт. Ирка спрашивает: вы видите, тут Сена течет в обратную сторону? А почему? Потому что прилив.

Мы приехали в деревеньку Vieux Port, знаменитую своими тростниковыми крышами. Ирка говорит "тростниковые", в сети пишут "соломенные". А на самом деле...

Соломенная крыша – общее название крыш зданий, покрытие которых изготавливается из соломы, тростника, камыша, осоки, пальмовых листьев или других подобных материалов растительного происхождения. Вот оно как, оказывается.

Крыши такие не вечны, живут лет тридцать. Часто на коньке высаживают ирисы, причем не для красоты, а из-за их корневой системы, укрепляющей крышу.

Тут много живописных хоббитских домиков. Жаль только, что погода так себе. Небо серое, моросит, снимать приходится из-под зонта

Последний кадр

– и едем дальше, в городок под названием Понт-Одемер.

Некогда Понт-Одемер был промышленным городом. Тут было множество водоемких производств: бумажные, литейные, кожевенные. Увы, последняя кожевенная фабрика закрылась в 90-х годах.

А может, и не увы. Маленькая французская Венеция нынче переквалифицировалась на туризм.

Улицы нормандской Венеции

Пока без гондол.

Помимо каналов, Понт-Одемер славится красивыми средневековыми домами.

И здесь соборчик, и тоже замечательный

Церковь Сент-Уэн, сочетание романского стиля, готики и Ренессанса, XII-XVI вв

А еще в Понт Одемере есть дворики

Мы заходили в подъезды на главной улице, проходили через лестничные клетки, а за ними открывались выходы во внутренний дворик или на канал

Просто дверь

Продолжаем исследовать местную кухню. Галеты (не те, которые сухари, а которые гречневые блины) – вообще-то принадлежат бретонской кухне, но тут недалеко. Мы заказали три галеты "комплет" (сыр, яйцо и ветчина) и одну "монтаньяр" (с вывертами). Все были исключительно хороши, позже мы ели галеты в Версале – никакого сравнения.

Ну ладно, прощай, нормандская Венеция. Исключительно приятный сюрприз сегодняшнего дня

Далее мы приехали на пляжи высадки 6 июня 1944 года. Их пять известных, с севера на юг: Сорд (английский), Джуно (канадский), Голд (английский), Омаха и Юта (американские). Американцы называли пляжи по своим географическим объектам, англичане, кажется – по рыбам: рыба-меч, рыбка золотая... Канадский пляж они собирались назвать Jellyfish, но канадцы сказали фигвам – медуза, придумаем другое название. У одного из участников дискуссии жена была Джуно, на ту же букву, как минимум, и вроде всем подошло.

Танчики, – любовно высказался Л. Все английские, коллекционные, специально сконструированные для высадки. Один из них – с мортирой. Ирка рассказывала: чтобы выстрелить, солдат должен был вылезти наружу. Развлекуха, однако.

Пляж Голд – английский, находится возле французской деревни Арроманш. Здесь видны остатки искусственной гавани, которая использовалась для выгрузки тяжелой военной техники с кораблей, Mulberry Harbour. Эту гавань построили всего за 10 дней из понтонов, периметр ее составил 5 миль!

Чтобы скрыть ее от немецких самолетов, союзники жгли использованное масло, и густая дымка не позволяла увидеть строительство сверху. У американцев тоже была такая гавань, но ее разрушил шторм.

Еще Ирка рассказывала, что в 4-й дивизии, которая высадилась на "Юте", воевал не кто иной как Джером Сэлинджер ("Посвящается Эсме", да!). Первым командиром дивизии был Реймонд О. Бартон, а военным корреспондентом, "прикрепленным" к дивизии Бартона – Хемингуэй. Вторым же командиром был Теодор Рузвельт младший (1887—1944) – сын Теодора Рузвельта, 26-го президента США. Он был уже немолод и нездоров, командовал, ковыляя по пляжу с палочкой. Здесь он умер от сердечного приступа, и здесь же похоронен.

Вообще с высадкой связано множество ужасно интересных историй, особенно в Иркиных рассказах.

Наконец доехали до Байе (Bayeux), где ночуем две ночи. Если продолжить тему пляжей, стоит упомянуть о памятнике, который мы проехали не останавливаясь. Но надпись на нем достойна упоминания: "Мы пришли освободить завоевателей".

Главная достопримечательность города – кафедральный собор Cathédrale Notre-Dame de Bayeux, постройка которого началась в XI веке и была закончена в 1497 г. – пишет Википедия, чем изрядно меня удивляет. Я была на 100% уверена, что народ едет в Байе из-за знаменитого вышитого ковра (который почему-то называют "Гобелен из Байё", хотя он никакой не гобелен). Впрочем, собор и правда хорош.

Тут, как практически везде в Нормандии, сочетаются черты романского стиля и нормандской готики. Кстати, до того как построили специально предназначенный для него музей, знаменитый ковёр тоже хранился здесь.

От романского собора XI века сохранилась крипта.

Фрески 15-го века с ангелическими музыкантами – это тоже очень круто

Остальное (вплоть до XV века) – готика, тоже прекрасная, просто не столь редкая в этих местах.

Гуляем вдоль речки

Старую мельницу я помню еще с прошлого нашего визита, в 2002 году

Но их две! Еще одна мельница

Домик

Видите эти уголки на зданиях? Такие имеются только в Байе, – объяснила Ирка, – больше нигде

Этим книжным скворечникам Ирка радовалась как дитя и часто находила для себя книжку. А у нас нет таких на улице, я свои книги на вокзал ношу.

Квартирку мы сняли в самом центре города. У нее два недостатка. Главный – что сидя на толчке, коленками упираешься в дверь. А если человек чуть повыше ростом – ему эту дверь не закрыть. Второй – крайне непросто протиснуться в душ, приходится забиваться в угол и переводить себя в плоское состояние. Мы когда написали про это в отзыве, хозяйка ответила, что да, конечно. Она просто хотела сохранить исторические размеры помещений. В остальном вполне милая квартирка, уютная и недорогая, для маленьких худеньких можем смело рекомендовать.

Завтра едем на полуостров Котантен.

Наверх