На главную страницу

Часть 1   Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5

Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10

Франция. Март 2019. Часть 8

Paris – La Roche Guyon – Vernon – Les Andelys (Chateau Gayard) – Hermanville – Eu – Mers-Le Tréport – Saint Valéry sur Somme – Le Hourdel – Crotoy – Hermanville – Allouville-Bellefosse – La route des chaumières – Pont Audemer – Juno Beach – Gold Beach – Bayeux – Saint-Vaast-la-Hougue – Barfleur – Cherbourg – Greville-Hague (cap de La Haag) – Bayeux – Suisse Normande (Clecy) – Falaise – Beuvron-en-Auge – Château de Crèvecoeur – Hermanville – Étretat – Le Havre – Pont de Normandie – Honfleur – Deauville-Trouville – Hermanville – Rouen – Hermanville – Lyons-la-Forêt – Paris

14 марта

Эх, покидаем гостеприимный дом в Эрманвиле. Спасибо, дорогая Ирка, тут нам было хорошо. Последние напутствия по дороге в Париж: какая-то чудная панорама двух влюбленных (Amfreville sous les monts) и деревушка Лион-ла-Форе. А поскольку с утра дождь и дождь, то сначала в супер, закупить нормандских сыров. Сыры, правда, почему-то в кадр не попали, а эти вот гады – пожалуйста.

В Лион-ла-Форе тоже дождь – ну что ты будешь делать? Панораму-то понятно, что похерили, хоть здесь погулять... Не, здесь тоже не в кайф. Осталось только пообедать и сфотографировать хоть что-нибудь

Вот, это самая знаменитая штука в Лион-ла-Форе, открытые торговые ряды XVII века. Украшенная к тому же мною с зонтиком (одна из заповедей туриста – в группе должен быть хоть один красный зонтик).

В Париж, в Париж! Там как минимум есть что делать под дождем.

Машину нам Галка посоветовала сдавать на Invalides, оттуда прямой RER в Медон, линия C, поезда Vick et Sara. Но надо еще доехать до этих Инвалидов...

На площади Этуаль нас ожидает приключение (как, впрочем, и каждого, кто посмеет в Париж на машине). Представьте себе огромный перекресток с круговым движением с 12 (!) выездами и пятью (приблизительно) рядами. Ни разметки, ни светофоров. Каждый едет, как ему в голову взбредет, на ходу перестраиваясь между рядами, подрезая соседа – я чуть не рехнулась от страха. Седых волос точно прибавилось. Я говорю: в жизни такого ужаса не видела! Л., спокойно так: я видел. В Индии. Впрочем, народ потом рассказывал, что на Конкорде еще хуже.

Казалось, страшнее и смешнее (если выжил) ничего уже быть не может. Однако следующий квест тоже оказался неслабым. Всего-то навсего купить Навиго пасс на следующие три дня и доехать на нем от Инвалидов до Медона. Однако сюрприз! На кассе табличка: скоровернус, касса откроется в 7.15. А сейчас 6 часов вечера. Неужто ждать? Попробовали, так и быть, купить одноразовые билеты в автомате. Не дает! Много других опций предлагает, но не нашу. Потому что у нас 3-я зона, а он продает до 2-й. Подошли еще раз посмотреть на кассу. Внимательно. При ближайшем рассмотрении оказалось, что она откроется в 7.15 утра. 16-го в пятницу. Опа.

И что теперь делать? Догадались спросить чувака, продававшего в вестибюле какие-то органические овощи. Он сказал: выйдите из этого входа на улицу и топайте минуты три до другого, не исключено, что кассир есть там. Так оно в конце концов и оказалось – только нам пришлось хорошенько побегать по лестницам с чемоданами.

Ура, поезд! Вик или Сара. Справа наверху – место для багажа. Вот так поднялся с чемоданчиком по лестнице и закинул.

От метро до Галкиного дома тоже топать в хорошую такую горку. Но вот ура! Добрались до их прекрасной квартиры, расположились. Славка нас встретил, а Галка приехала позже, и мы еще песен успели попеть. Фоток нет, будут завтра.

15 марта

Сегодня наши хозяева работают, так что день запланирован без них, увидимся вечером. Из Орлеана приезжает Яна , и с утра мы с ней идем гулять по Левому берегу. Тем временем Л. с Наташкой – в музей д'Орсе. А в час дня все встречаемся у Нотр Дама, у нас запланирована совместная экскурсия. Вот из музея офигительные часы

У нас с Яной попроще. Церковь Сан-Северен

Но тоже ничего

Заходим в книжную лавку. Вообще-то я хотела посмотреть на новые энциклопедии по французской песне, но что-то не пошло. Интереснее было глянуть, что нынче переводят с русского и с иврита

Ланч у нас с Яной в забегаловке Le Рetit Pont, рекомендованной Галкой. Забавное местечко. Очень узкие столики и проходы между ними, с трудом протискиваешься через посетителей, задевая их всеми руками и ногами. Что вообще-то понятно, место напротив Нотр Дама стоит недешево. Другое меня удивляет: комплексный обед нельзя поделить на двоих. Пиццу, например, поделить можно, но тогда надо добавить 2 евро, а комплексный обед вообще нельзя. Галка потом сказала: а что? логично. И да, если подумать, то логично. Непривычно только нам, израильтянам. У нас если возьмешь два обеда на троих, лишнюю тарелку приносят, даже не спросив. Это я так, про культурные различия. Что до моего лукового супа, то он был вкусный и совсем не дорогой. Так что я тоже рекомендую.

Классика пошла

Здесь, возле Шарлеманя, мы встречаемся с Игорем, нашим гидом. Расскажу, как он нашелся, это смешно. Незадолго до поездки я запостила в свой журнал книги на раздачу. И вот появился юзер (до сих пор он молчал, так что я даже не знала, что у него во френдах) и выразил желание взять несколько книг. А заодно обещал провести экскурсию по Парижу. Ну мы ж только за! Оказалось, что он работает в армейском музее в Инвалидах, а до того где только не работал, но все исключительно по музеям и историческим местам (в Нотр Даме, например). Уже вернувшись домой, повеселилась, наткнувшись на отчет френда о Париже с участием Игоря.

Вы спрашиваете, куда так резво летит голубь на предыдущем снимке? Не куда, а откуда. ГолубкИ сначала не поняли куда садиться (Л. у нас голубененавистник), но присев, видимо разобрались

Еще живности

А вот Игорь уже пришел (покажу его позже) и объясняет, что нулевой километр – это здесь

Внутри собора совершенно прекрасная историческая экспозиция: так выглядел собор в различные годы своей жизни

Как его строили

Между прочим (объяснял Игорь), аркбутаны тут не только служат в качестве ребер жесткости, чтоб держать стены (вернее, их отсутствие), но и попутно направляют дождевую воду горгульям в глотку.

Один из многочисленных витражей (все равно все не охватишь)

Знаменитая розетка

Барельефы. C одной стороны собора идет ветхий завет, с другой – новый. Наверху – страшный суд, его мы на всякий случай не снимали.

Ну все, прощаемся с Нотр-Дамом. Повезло-то как, что увидели его до пожара. А, вот еще вспомнила, что Игорь рассказывал. Когда он служил здесь смотрителем, ему случалось забираться на одну из башен. И когда звонил колокол Этьен (или Эммануэль?), башни качались. Трудно было поверить! а правда.

Теперь Игорь велит купить билеты в Сент Шапель. Категоричненько так. Без вопросов, хотим мы или нет. На входе его узнает билетер. Ну нифига ж себе: везде он что ли успел поработать?

Сент-Шапель! Слов у меня на нее нет, возьму из Википедии. Готическая часовня-реликварий на территории бывшего Королевского дворца (затем Консьержери) на острове Сите в Париже. Возведена Людовиком Святым в 1242—1248 гг. Обладает наиболее полным ансамблем витражного искусства XIII века, считается одной из самых красивых готических церквей небольших размеров.

Сначала нижняя капелла с ее звездным небом. Своды низкие, высота 6.6 м.

А потом поднимаешься в верхнюю (высота сводов 20.6 м), и окончательно теряешь дар речи от этого великолепия. Магия красок и света. Площадь витражей составляет 600 м² и две трети из них – подлинные произведения витражного искусства XIII века. Витражи выполнены по мотивам библейских текстов, повествующих об истории человечества от сотворения мира до казни Иисуса Христа. В витражах доминируют красный и синий цвета, что отличает их от более позднего круглого витража XV столетия на западной стороне капеллы. О! Иркины уроки - в жизнь.

А вот этот чудесный круглый витраж, он посвящен Откровению Иоанна Богослова.

Рассмотреть получше

Проза жизни. А теперь, – говорит Игорь, – мы будем пить самый дешевый кофе в Париже. Вон там.

Во Дворце правосудия.

В этих автоматах. Действительно, фантастически дешевый. Что мне напоминает, что я должна пожаловаться на французский кофе. Не вообще, а конкретно на капуччино. Оно было разное в разных кафе, но примерно в половине случаев сильно отдавало какао. Наташка потом объяснила, что по рецепту в капуччино немножко какао таки кладут (в Израиле – нет, ни капли). Ну и совсем уже расстройство, что "горячий шоколад" – по-ихнему тоже какао. А у нас горячий шоколад – он и есть горячий шоколад, так что вот с напитками тоже сплошные недоразумения.

Вики перечисляет самые громкие судебные процессы, шедшие во Дворце правосудия. Это интересно:
1880 год — процесс над Сарой Бернар за то, что она разорвала пожизненный контракт с Комеди Франсез;
1893 год — Панамский скандал;
1898 год — политический процесс над Эмилем Золя за его прославленный памфлет «Я обвиняю»;
1906 год — осуждение Дрейфуса;
1917 год — обвинена в шпионаже и приговорена к смертной казни танцовщица и шпионка Мата Хари;
1932 год — за убийство французского президента Поля Думера осуждён на смерть русский эмигрант Павел Горгулов;
1945 год — суд над маршалом Петеном за коллаборационизм.

Рядом с Дворцом Правосудия – знаменитый замок (тюрьма) Консьержери. На ее углу – Часовая башня, с самыми первыми городскими часы Парижа. Последний раз реставрировались в 2012 году, поэтому выглядят как новенькие.

Перевод латинской надписи в нижней части: "Эта машина, которая делит время на 12 равных часов, учит защищать закон и правосудие". Аллегорические деревянные фигуры, олицетворяющие Закон и Правосудие, были сожжены во время Французской революции как символ самодержавия, затем восстановлены в 19 веке. Да что ж за варвары такие! Честно, до этой поездки считала этих прости господи революционеров умнее... Стрелка раньше была одна, как в Руанских часах, вторую добавили позже. Ирка объясняла: До 17 века все часы имели только одну стрелку, потому что тогда не умели скоординировать движение двух стрелок с разными скоростями на одной оси. Ну, и темп жизни был поспокойней, точности хватало.

А вот и сама Консьержери во всей красе

Нет, то было вполовину красы, вот во всей

Башня Сен Жак со своими четырьмя крылатыми фигурами тетраморфа: орла, тельца, льва и ангела. (Википедия зажигает: Статуя святого Иакова венчает колокольню на самом её верху, где по углам стоят скульптуры четырёх крылатых фигур тетраморфа — с V века символы четырёх евангелистов. А до четырех посчитать?)

Фонтан Победы, известный также как «Пальмовый фонтан». Монумент является характерным образцом наполеоновского ампира («стиля Империи»), сочетающего в себе черты классической архитектуры императорского Рима с вошедшими в моду египетскими мотивами. На колонне высечен список наполеоновских побед в разных странах, а наверху – фигура богини Победы (по-нашему "бронзового ангела с трубою").

А здесь, – рассказывает Игорь – был убит Генрих Четвертый. И я даже помню, как звали его убийцу (откуда? из песни конечно).

Les Halles (бывшее "чрево Парижа"). Так красиво тут было раньше, – ворчит Игорь, – нет, перестроили на это золотое нечто. Зачем? – Это правда, мне тоже нравилась прежняя конструкция. Хотя эта, согласитесь, исключительно фотогенична.

Церковь Сент-Эсташ (Église Saint-Eustache). Еще один классический кадр. С большим интересом прочла про этого Святого Евстафия.

Евстафий был знаменитым римским военачальником, который принял христианство, в результате чего умер мученической смертью. Много сотен лет святого Евстафия чтили католики, но затем пришел Папа Павел VI, который в 1969 году перечитал житие святых и переиздал календарь праздников, из которого Евстафий выпал с простой формулировкой «ахинея неправдоподобная».

Еще интересно: Церковь вовсе не могла рассчитывать на действительно центральное место Парижа, однако после переезда всего королевского двора в Лувр, данный храм стал самым ближним к центру. Соответственно, здешняя публика сразу же стала более респектабельной. К примеру, на службы сюда водили Людовика XIV, крестили и отпевали Мольера, отпевали мать Людовика Анну Австрийскую, здесь хоронили Кольбера.

Церковное здание считается одним из последних в готическом стиле.

А здесь был Рубенс. Увезли на экспертизу и реставрацию

Почему-то современное искусство тоже в церкви представлено. Сердце живое и пульсирует (ну то есть, как живое)

А вот скульптурное панно, ужасно симпатичное. Называется "Le départ des fruits et légumes du coeur de Paris le 28 février 1969". Вот оно что, оказывается. Знаменитое "чрево Парижа" существовало в "сердце Парижа" с конца 12 века и до 1969 года. В связи с бурным ростом и модернизацией столицы рынок были вынуждены перенести в пригород Rungis, в нескольких километрах от Парижа. Вот торговцы и переселяются, а на заднем плане как раз видна наша церковь. Как кстати! Пока Игорь рассказывал нам про это панно, подошла пожилая тетечка и рассказала, что сама видела, как это происходило.

Эй, привет Игорь Миторай, старый знакомый! – радостно бросилась я к голове. Ан нет! Не только Миторай лепил одиноко стоящие головы: это скульптура Анри де Миллера, называется «Слух» («L’écoute»).

У подножья (ноги) этой свиньи едал сам Путин. И Яна тоже (независимо от Путина). Игорь помнит, как когда-то во дворе бегал живой поросенок, а сейчас там тоже бегает кто-то живой, менее экзотичный

На этом месте мы расстаемся с Игорем и горячо благодарим его за чудесную экскурсию. И будущим туристам от всей души рекомендуем.

Классика, классика...

А вдруг кто не знает, что парижский Новый мост на самом деле самый старый? Спасибо, спасибо, кэп

Здесь видна стрелка острова Сите

Institut de France – основное официальное научное учреждение Франции

Букинисты

Лувр!

Непотребство. Смешно получилось, но видно именно это автор и задумывал

Боже, сколько подобных фоток я видела на своем веку! Но нельзя же не снять свою...

В расписном поезде возращаемся с Яной домой, то есть это мы домой к Галке (где ночуешь – там и дом, особенно когда у друзей), а Яна – в гости.

А это знаете кто? Не знаете. Но вдруг? Это широко известный в узких кругах Мишустикс. Мы с ним дружили в ЖЖ на предмет французской песни и даже книгу собирались вместе писать. Яна же тоже общалась с ним в ЖЖ независимо от меня и ужасно обрадовалась возможности совместной встречи. А теперь Мишустикс ушел из ЖЖ, увлекся остальными своими делами, и Яна тоже почти переселилась в фейсбук... а я не могу этот долбаный фейсбук читать, вот мы и не общаемся. Было ужасно трогательно, что мы так вот встретились все втроем – а может они еще с Галкой подружатся? Хотя, конечно, если б они не ушли из ЖЖ, было бы еще в десять раз трогательней

Чудесные друзья в чудесном Париже. И завтра будет не менее чудесный день!

Наверх