На главную страницу

Часть 1   Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5

Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10

Франция. Март 2019. Часть 9

Paris – La Roche Guyon – Vernon – Les Andelys (Chateau Gayard) – Hermanville – Eu – Mers-Le Tréport – Saint Valéry sur Somme – Le Hourdel – Crotoy – Hermanville – Allouville-Bellefosse – La route des chaumières – Pont Audemer – Juno Beach – Gold Beach – Bayeux – Saint-Vaast-la-Hougue – Barfleur – Cherbourg – Greville-Hague (cap de La Haag) – Bayeux – Suisse Normande (Clecy) – Falaise – Beuvron-en-Auge – Château de Crèvecoeur – Hermanville – Étretat – Le Havre – Pont de Normandie – Honfleur – Deauville-Trouville – Hermanville – Rouen – Hermanville – Lyons-la-Forêt – Paris

16 марта 2019

Утро начинается бодро. Хохо! А что ж вчера-то не сфотографировали? Так и не знаю, успели охватить все разнообразие французских булочек или нет.

Сегодня суббота, и мы идем гулять вместе с Галкой и Славкой. Начнем с Монмартра, а там посмотрим как получится. Ввиду манифестаций Желтых жилетов некоторые станции закрыты и автобусы пущены в объезд. Детали можно узнать в интернете, телефонной аппликации и у наших агентов

Монмартр слава богу не закрыт. Поражает глубина станции: точно не скажу, но этажа четыре, не меньше, вверх по бесконечной винтовой лестнице. Наглядная демонстрация холма

Дома чудесные, балкончики на каждом этаже другие. Почему-то вчера было не до домов

Les escaliers de la butte...

Не понял. То есть, не очень понял. И слово новое придумали? И кэпу, конечно, спасибо.

Пастельное

Легендарное кабаре

И легендарные виноградники. Они еще существуют!

Знаменитый "Розовый дом" Утрилло. И чем же он знаменит? Наверное, Утрилло его писал. Картина и оригинал эффектно смотрятся рядом, иду искать картину. А нету! Поиск take two находит городскую легенду в стиле хармсовских литературных анекдотов, но на полном серьезе. Однажды художник Морис Утрилло возвращался рано утром со своими друзьями домой. Ему показалось, что этот дом смотрится очень выгодно в лучах восходящего солнца, приобретая розоватый оттенок. Он предложил друзьям перекрасить дом в розовый цвет, что они и сделали, не спросив хозяина. В таком виде он и изобразил его на своей картине "Маленький розовый дом". Алё! Хотелось бы все же знать, писал Утрилло этот дом или красил. Или не делал с ним вообще ничего, но отчего тогда дом носит его имя? Кстати, вышеупомянутое "Lapin Agile" встречается на его полотнах неоднократно.

И только take 3 с привлечением "La Maison Rose" и "The pink house" приносит некоторые плоды. Он? (Больше тут).

Ивовая улица. Уже проглядывает вдали Сакре-Кер.

Плас дю Тертр

Полно туристов и башен

Сакре-Кер и монмартрский поезд. Вдруг впервые увидела этих зеленых коней. Почему-то до сих пор не обращала на них внимания! Как выяснилось, статуи Людовика Святого и Жанны Д’Арк.

К Сакре-Кер уже набежали толпы, навесили замков.

Смотрят вниз, на крыши Парижа

Вдруг проглянуло солнце – все засияло

Спускаемся

Школа мальчиков – либерте, эгалите, фратерните

И видим Сакре-Кер на холме. Вот так и правда коней почти не видать

Наперсточники на Монмартре! И наперстки-то у них знатные!

Древний дом дореволюцьонный

Ой, а дальше было здорово! Отпросившись у классики в отпуск, мы прошлись по парижским пассажам. Знаете ли вы что это такое? Это крытые переходы между бульварами и улицами, возникшие на рубеже XVIII-XIX веков в правобережном Париже. Сначала они служили просто переходами, затем их освоили торговцы, ремесленники, художники. В первой половине XIX века их насчитывалось около 140, но после преобразовании барона Османа уцелело едва ли три десятка.

Вот один из них – Вердо (Passage Verdeau).

Вот другой – пассаж Жуфруа (Passage Jouffroy).

Здесь, между прочим, находится знаменитый музей восковых фигур Гревена

И прямо в стык с музеем – Отель Шопен. Где одно время жил и творил композитор, – сообщает нам интернет. Ох уж этот интернет, чего не напишешь в нем ради красного словца.

Мемориальная доска, вмонтированная в мостовую. Здесь 4 января 1750 года были арестованы Брюно Ленуар и Жан Дио, впоследствии сожженные на Гревской площади за мужеложество. 6 октября 1791 года по итогам Великой французской революции 1789-го был принят Уголовный кодекс, который исключил ответственность за добровольные однополые контакты между взрослыми людьми. Так что эта казнь для геев стала последней во Франции. Хоть что-то хорошее эта революция сделала.

И вот мы подходим к нашему обеду. Пишу и прям слюна выделяется.

Вот она, моя улиточка.

Не простая – золотая!

В этом ресторанчике все более или менее золотое. Но не без вкуса

В ожидании еды исполняется художественное селфи

А вот и она

Не, так нельзя, надо подробнее. Иногда я бываю чревоугодница. Когда так вкусно. При этом и не то чтоб шибко дорого.

Не золотая, а простая.

А нашли это место Галка со Славкой совершенно случайно: просто гуляя, наткнулись на эту улитку. И с тех пор водят сюда друзей. Вот и мы рекомендуем.

Топаем дальше. Поэт. Стихи читал. Заумные, незнакомые

Снова классика пошла. Бобур

А рядом безумный фонтан, его я еще не видела. Фонтан Стравинского, он же Фонтан Тэнгли (по имени его создателя). 16 находящихся в движении скульптур (мобилей) разыгрывают спектакль под лучшие произведения Стравинского, по очереди выпуская струйки воды (при нас ничего не струилось и не двигалось, верим на слово).

Страшно ужасно безумный. Стиль рюски абстракт?

Колеблюсь между тремя вариантами названия: "Ах, попалась птичка, стой", "Какое небо голубое" и "Над крышами Парижа". Какое самое банальное?

По дороге в квартал Марэ – групповой портрет в интерьере

Мы в еврейском квартале Марэ. Названия говорят сами за себя. У Ханны

Шир хадаш (новая песня). Вот как мило: все такое вдруг знакомое

Очередь! Видали очередь? Ну очень любопытно – что там дают? Дают блины, а лавочка называется La Droguerie du Marais. Best Crepe I've had in Paris! – восклицают в трипадвайзере восторженные путешественники. А мы уже... Ничего, когда-нибудь вернемся, наверстаем.

Саша Финкельштейн

И Роза пустыни

И лучший на улице фалафель. Жисть кипит! Но Галка говорит, что с годами постепенно сокращается еврейский квартал... раньше кипела больше.

Музей Carnavalet – закрыт до конца года на ремонт. О, ремонт – это мы понимаем. А кто знает, почему имена знаменитостей выбиты на этих досках?

Дотопали до площади Вогезов

Вот она в лучшем виде

По краям – галерейки

Типа искусство – в жизнь

Дальше. Площадь Бастилии, Июльская колонна. Была построена в память о «трёх славных днях» Июльской революции — 27, 28 и 29 июля 1830 года, когда был свергнут король Карл X и на трон взошёл «король-гражданин» Луи-Филипп I. Несмотря на распространённое мнение, колонна не имеет никакого отношения к революционным событиям 1789 года — взятию Бастилии. На вершине бронзовой колонны – позолоченный «Гений свободы».

И снова Сена с ее мостами.

Снова Парижская мэрия, Тур Сен-Жак. Забавно их всех видеть с совершенно другого ракурса. Начинаем потихоньку осваиваться в этом городе.

Эта фотка! Во-первых, я от нее балдею чисто эстетически. Во-вторых, она мне напоминает о том, как я впервые оказавшись в Париже. И увидела таких вот людей, сидящих на земле (в феврале!) Я тогда еще не знала, что застуженные придатки – советская городская легенда, и удивлялась еще очень долго

Ну и Нотр Дам конечно

Это Сорбонна. Церковь университета на площади Сорбонны; в ней – гробницы обоих (!) Ришелье (и мушкетёрского кардинала и одесского дюка). Это мне Игорь рассказал; пришлось прибегнуть к его помощи, а то я совсем в этих куполах запуталась.

Пантеон!

Люксембургский сад

И небо все еще голубое!

И Тур Монпарнас... Но меня уже тут нет! Я приехала на RER на станцию Bourg-la-Reine, встречаюсь здесь со своей парижской подругой Женей, а потом мы на автобус и "на новоселье" к нашей общей подруге Солин. К которой приедет еще одна наша подруга Мирей из Реймса! Все это кажется просто невероятным...

Но вот получилось же! Слева направо: Мирей, Солин, я и Женя. Девочки-француженки, закончив Страсбурский университет, приехали в Россию преподавать французский. Мы все познакомились в Москве в конце 80-х, через мои лекции по французской песне. Много общались тогда, славно дружили. Все эти годы после Москвы не теряли связи: в одну из прошлых поездок мы навещали Мирей в Реймсе и Солин в Париже. А Женя работает гидом, и если кто-то ездил в Нормандию с фирмой Турлидер, то вполне мог оказаться у нее в группе. Помните, я цитировала Мирей в моем посте о французской песне 70-80х? Вот это она. Эх, давненько я не брал в руки шашек со своими французскими воспоминаниями, взяться что ли снова? А то совсем все забудется нафиг.

Я переехала на новую квартиру, – пишет мне Солин. – Она недалеко от прежней и побольше размером. Скромненько так, в этом вся Солин. Квартира на самом деле отличная! Никакого сравнения с прежней, в хрущобоподобном доме, где мы были в 2004 году. Солин большая умница, владеет небольшой, но своей фирмой по продаже медицинского оборудования, всего добилась своим трудом.

Вот Солин со своим сыном Тома. Мы перемыли косточки нашим детям и поняли, что в сущности один Тома учится, как привыкли учиться мы, остальные в основном ищут себя.

Пили вино, ели вкусную еду, вспоминали былое, рассказывали про теперешнюю свою жизнь. Я уехала домой, а девочки остались, проводили меня на автобус до станции метро. Было чудесно. И очень надеюсь, что доведется увидеться снова...

Медон находится южнее Парижа, а Bourg-la-Reine на юго-востоке. Я могла бы добраться с одной пересадкой через центр, но почему-то эта пересадочная станция сегодня закрыта. И тогда, к ужасу Жени, которая велит брать такси, я разрабатываю маршрут: пара остановок на RER из Bourg-la-Reine + трамвай + хорошо уже знакомый RER в Медон.

Доехала отлично. Любопытно так! Кажется, между прочим, что на той линии гораздо больше цветных, чем на нашей медонской. А может, показалось. Но мне понравилось! Куда интересней (и дешевле – хихи), чем на такси.

Наверх