На главную страницу

Опять Эйлат

Никогда не понимала людей, не любящих Эйлат – мол в Эйлате нечего делать. Отчасти они, конечно, правы: по второму разу в Эйлате и правда делать особо нечего - разве что вдыхать всеми порами атмосферу праздника и плавать с красными рыбками - но тут еще и вопрос терминологии. Для меня Эйлат – не столько сам город, сколько дорога туда. Через красную, желтую, серую, разноцветную, сказочную, обожаемую мной пустыню, к чьей красоте невозможно привыкнуть.

И все же на этот раз о пятичасовой езде думалось не без скуки: ну что уже можно открыть за то ли седьмую, то ли восьмую поездку? И поскольку надо было где-то приткнуться по дороге, чтобы разбить эти пять часов пути, решили это сделать в Мамшите – а заодно и абонемент по нац. паркам выгулять, пока не кончился. Постановив, что Мамшит – место в меру скучное, я решила, что на сей раз отдохну от писаний.

Но не тут-то было.


Сначала, как и было запланировано, заехали в древний набатейский город Мамшит.

Я бы сказала, что Авдат покрасивше будет, зато в Мамшите есть всякое, чего не было в Авдате.
Вот, например, купель

и дивные совершенно розеточки

и мозаика

Про Мамшит нам еще расскажет anno_nin, когда появится в ЖЖ, интересно и подробно, а мы поехали дальше.

Собственно, дальше мы поехали по 25-й дороге, на которой стоит Мамшит, и тут вдруг с удивлением осознали, что в первый раз едем в Эйлат через Димону. И что если не продолжать по 25-й прямо до 90-й, то можно на нее спуститься дворами по мистическому Маале Акрабим. Мистическому - потому что имя ("Скорпионий подъем" - в нашем случае скорее "Скорпионий спуск") на зубах навязло, а мы до сих пор как-то умудрились здесь не побывать. И вот поехали мы искать эту 227-ю скорпионью дорогу, а по пути (на 206-й) встретили такую симпатичную полосатую гору

И рядом указатель: налево свернешь - на Маале Акрабим попадешь, а прямо поедешь - будет тебе Большой Махтеш. И этого мы ведь тоже ни разу не видели: всех своих гостей (и себя заодно) всю жизнь возили на Махтеш Рамон, благо он тоже большой (даже самый большой), а сюда было не по дороге. Вот мы и решили, что грех не заехать на Большой Махтеш, и поехали. День был полон неожиданностей: только свернули на 225-ю – стоит указатель «Цветные пески». Мы вообще весь этот день ощущали себя как те туземцы из анекдота: «Ба, да это ж Ниагара!»

Вот как цветные пески выглядят со стоянки:

а это если ближе подойти:

изумительное сочетание пастельного желтого (песочного, вообще-то!) с сиреневым

а есть вообще чуть ли не розовое

Говорят, что именно отсюда возят цветной песочек в Тимну, чтобы там туристы его красиво насыпали в туристические бутылочки.

Проехав чуть дальше по 225-й, наткнулись на "окаменевшие деревья"

Это, собственно, и есть дно Большого Махтеша.

А это вид сверху на него:

Вернулись на 206-ю, и направо на 227-ю. В начале дороги стоит знак «тупик» - хорошо, что мы не поверили. Странно было ехать в Эйлат по совсем узкой дорожке, проложенной по плоскогорью меж песков и кустарников, под вечным димонским белым аэростатом. Аэростат не вышел почему-то, зато вот эта вещь неплохая по-моему, хоть и не цветная:

А когда начался сам спуск Маале Акрабим, мы аж присвистнули от удивления:

Так вот ты какой!..

Тут-то как раз и закончился второй, запасной комплект батареек в Левкином аппарате. Придется приезжать еще раз. Впрочем, это не Сицилия – приедем.

Спустились на шоссе Арава,

купили новые батарейки на ближайшей бензоколонке. Оказалось, не зря.

Потому что следующим этапом у нас были фламинго на ферме Эврона, хоть мы и не очень верили, что они существуют. Особенно перестали верить, когда свернули по указанию anno_nin на ферму Эврона – и полчаса тряслись посреди саваннообразной местности по невозможной грунтовке типа стиральная доска, уж все на свете прокляли. Левка впоследствии признался, что в процессе тряски он философствовал на тему "чего только не потерпишь ради красоты" - а в результате оказалось, что философствовать надо меньше, ибо с шоссе на водоем ведет другая грунтовка, прямая, и езды по ней всего-то минут пять. Там тоже стоит указатель на Эврону - просто Нинин осведомитель забыл ей сказать, что въезжать надо на первом повороте, когда едешь со стороны Эйлата, а не с севера. На всякий случай сообщаю желающим, как опознать правильный въезд: напротив него, по другую сторону шоссе - указатель на Амрамовы столбы. Надеюсь, что этот, по крайней мере, единственный.

Зато на трясучей дороге встретили вот такие нетривиальные пальмочки – Декель а-дом называется. Невелика, конечно, находка, но все-таки пальма необычная - ветвится.

Наконец приехали на берег искусственного водоема. Там стоит зелененькая наблюдательная будка – тацпит, откуда и положено наблюдать птиц, но ни черта оттуда не видно. Предполагалось, видимо, что птички придут к будочке покрасоваться, но они об этом ничего не знают. Водоем перегорожен молом, и вот если по нему осторожно пойти через птичий галдеж, тогда-то и увидишь фламинго как следует. Кричат не фламинги, а такие маленькие птички с длинными красными ногами, что видны на переднем плане снимка с фламингами. Они очень активно нами интересовались, одна даже как-то странно разбегалась и пикировала на меня с воздуха, а затем взмывала вверх - напугать хотела, понимаешь. В полете они выглядят очень забавно: ноги длинней тушки раза в три. Интересно, как называются.

А фламинги оказались вовсе даже белые, а не розовые, как почему-то представлялись.

Однако белые и пушистые они только снаружи, а внутри так вообще черные и оранжевые. Каюсь – мы их таки спугнули немножко (нечаянно), но не всех.

Зато зрелище было феерическое, когда они полетели.

Чувство прекрасного повелело Левке вырезать из этого снимка регулярный паттерн.

Прямо какой-то Год Птицы у нас получился: сначала Тофино, потом Хула, и теперь вот фламинго близ Эйлата.


Об Эйлате тут писать не буду, о любимой моей гостинице Herods тоже - достаточно уже распиналась о ней в доисторические до-ЖЖшные времена. Скажу только, что на сей раз нам достался номер в башне, с окошком как бойница и специальным ставнем - бойницу закрывать.

А вот и вид из окна - один из привычных эйлатских.

В принципе, и по второму, и по десятому разу на два дня в Эйлате всегда найдется, что делать. Мы это и делали: бродили по набережной и плавали с красными рыбками.

На обратном пути спешили в гости к друзьям в Беер-Шеву и не останавливались. Но одну панорамку все же засняли по дороге, не удержались. Не я, конечно, снимала, а Л., но это само собой разумеется.

Зато на мои слезные просьбы заснять 101-й км Л. не отозвался. Так что придется вам поверить мне на слово, что 101-й километр стоит живой и здоровый со всеми его павлинами, петухами и ослами, и даже приукрасился разнообразными ветряными вертушками. Так что напрасно израильский сектор ЖЖ три месяца назад рвал на себе волосы, крича и причитая "ах сгорел! ах, как жалко! ах, что же теперь будет!"

В гостях у i_rus и ее семьи - чудных друзей, найденных на просторах отгадайте чего, лакомились всякими деликатесами и делились впечатлениями о пустыне, чьей столицей, собственно, является Беер-Шева. - А говорят, - рассказывали друзья, - в Негеве есть грома-адные фермы, где разводят антилоп. - Хай-бар? – Нет, одних антилоп разводят, и много. – А еще есть такие фермы, где выращивают квадратные помидоры. – Нет, не помидоры, а арбузы. – Нет, помидоры, я сама слышала. - А есть вообще африканские деревни. То-то они нам понадобятся теперь, беженцев из Судана принимать.

И я таки не знаю, как насчет африканских деревень, но судя по тому, что я своими глазами видела в Негеве виноградники и пила из бочки местное вино, и по тому, сколько неожиданных вещей обнаружилось в этой поездке, я свято верю, что все вышеперечисленное в нашей пустыне тоже есть и обязательно найдется – дайте только время.

На главную страницу
Наверх