На главную страницу
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7 - приложения

Япония - 1

Что мы знали досель о Японии?
Что коней заменяют там пони, и
Возле сакуры в ряд
Самураи сидят
И скрежещут зубами в агонии.

(с) LM и фотки тоже его

Шел в комнату, попал в другую

Мне как-то даже немножко стыдно, что это не я грезила Японией по ночам, не я годами изучала ее язык и культуру – но вдруг попала в Японию, словно самозванка какая. Случилось же это таким странным образом, что мы опять собирались во Францию. А как собрались – так тут возьми да окажись, что билеты в элементарный Парижик стоят 600 не то 700 долларов – при том, что должны бы 300 не то 400. Ага, сказали мы с Петром Иванычем, пожалуй что за такие денежки мы и подальше куда улетим – и обратили взор свой на восток. На востоке оказалась страна Япония (куда мы вообще-то тоже собирались как-нибудь наведаться), а лететь в Японию оказалось 1300 долларов с носа. Только подумать: дороже всего вдвое, а как далеко можно улететь! Спросили про погоду у друга-приятеля Димы, давно уже живущего в Токио, и у еще одного знатока Японии. Погода в сентябре хорошая, - лаконично отвечали они. Потом приходил Гава и рассказывал всякие завлекательные вещи. Потом нашелся билет с удачной пересадкой – вы таки будете смеяться, но через Парижик. Потом на наше удивление оказалось, что чуть ли не половина наших друзей успела побывать в Японии. И вот уже эти друзья стали рассказывать, что в Японии совершенно прекрасно и чудесно, но в сентябре таки жарко. Потом до нас дошло, что помимо этой жары мы не попадаем ни на буйство красок осени, ни на цветение сакуры. И что лететь 5 часов до Парижа, а потом еще 12 часов до Токио. Но было уже поздно. Нет, даже билет еще не было поздно отменить – но просто мы настолько уже запали душой на эту Японию, что отказаться от идеи лететь туда здесь и сейчас было невозможно. «Надо ехать, пока молодые» - сказал Левка, вложив в слово «молодые» все смыслы на свете. Левка написал вступительный лимерик (с разгону забыв переключиться на хокку) - и мы поехали.

К сожалению, по Японии нельзя путешествовать, как мы привыкли: нарисовал примерный маршрут, загрузил в машину путешественные пожитки – и вперед: куда доехал, там и заночевал. Движение левостороннее, на дорогах пробки, парковок мало и указатели не всегда на английском, так что машинка отпала. Остались поезда. Собственно, и на поездах можно не искать гостиницы заранее, как это делала, к примеру, ryzhaja_bestija – но мы хоть и молодые тксть, но закоснели в своей привычке таскать за собой чемоданы, вместо того чтобы налегке – поэтому решили заказать себе заранее гостиниц (как можно меньше) и ездить из них радиально. Радиальные выезды должны быть мобильны и переноситься в зависимости от а) погоды, б) выгодности JR-pass-а. JR-pass – это такой проездной на национальные ж-д линии, который продается только иностранному туристу. Берется он на сроки, кратные неделе, и стоит тоже бешеные деньги (270 долл на неделю), но при удачном раскладе на нем можно хорошо сэкономить. Он точно оправдывается, если ехать по маршруту Токио – Киото – Токио, но это не наш случай. Мы решили улетать из Осаки, которая рядом с Киото, чтоб туда-сюда не таскаться, и в этом случае выгодность не очевидна – но если добавить шинкансен (скорый поезд) на Хиросиму, то все становилось на свои места. Мы решили взять пасс на неделю и присобачить к этой неделе как можно больше дальних поездок.

Маршрут сложился такой:
- 6 дней ночуем в Токио, оттуда радиальные поездки в Камакуру, Никко и Хаконе,
- 9 дней в Киото с радиальными поездками в Мияджиму, Нару, Химежди и Аманохашидате
- 1 ночевка в монастыре Койасан в целях приобщения к буддизму
- и последняя – в Осаке, чтоб не опоздать на самолет.

Общие замечания:
-- большая часть интересных фактов уже упоминалась в трудах предшественников, но часто трудно удержаться, чтоб не повториться. При подготовке и в процессе широко использовались разработки и советы oita, gava, ryzhaja_bestija, e2pii1, yehudi_yapani и других. У Ойты заметки по Японии под замком, если хотите читать - проситесь к ней в друзья. Основными путеводителями были Lonely Planet и Fodor (далее по тексту Федор).
-- много ценной информации, включая бесплатные карты и буклеты, можно почерпнуть в туристских информационных центрах для туристов (TIC). Народ там обходительный и дружелюбный.
-- как всегда, заметки субъективные и предназначены не только в помощь разъезжающим, но и для закрепления воспоминаний, поэтому много личных деталей – где чего съели, почем брали. За это прошу прощения заранее, но из песни слова не выкинешь. Итак -


13 сентября 2007 г.

«Эр Франс» рулит! Кормят отменно, заразы, и выпить дают. Даже коньяк предлагали в кофе налить. У Левки во время таких полетов обычно просыпается любовь к французам – а потом опять утихает.

В Париже пересадка, переезжали с одного терминала на другой – и по дороге менялся состав пассажиров. На отчальном терминале уже сильно преобладали японцы, и мы уже начали потихоньку вживаться в путешествие.

Я очень переживала, как перенесу 12 часов полета из Парижа в Токио. И правда, после 5 часов скособоченной полудремы чувствую - не могу больше. Вскочила с подушкой и одеялом в руке и наивно пошла искать свободное тройное сидение. Обошла самолет 3 раза а ля лунатик, убедилась, что нету, но все дрыхнут как миленькие - заползла обратно и успокоилась.

14 сентября 2007 г.

Прилетели в Токио, как и положено, в 6 вечера по местному времени. Перед посадкой командир объявляет: «А сейчас, господа пассажиры, слева по борту вы можете видеть знаменитую гору Фудзи. А сейчас она – справа по борту». Мы задергались, занервничали, но добрый сосед японец, который проспал всю дорогу, тут как раз проснулся и показал пальчиком – действительно из ровной пелены облаков торчал гладкий бугорок приятной глазу формы. Пытались было заснять, но он мелькнул и скрылся под крылом.

Следует заметить, что это такой национальный вид спорта – как можно большее число раз увидеть Фудзи, и мы ненароком в это дело втянулись.

Получив чемоданы, как было велено, проследовали к прилавку Tourist Information Сenter и покупили льготный проездной на метро, который можно купить только в аэропорту. Самый выгодный стоит около 1000 йен на два дня, но поскольку мы два дня подряд в городе быть не собирались, то купили на один день, за 600 – и он нам очень, очень пригодился. Поскольку одна поездка из нашего центрального места стоила 160-190 йен (а так до 230 и даже больше, в зависимости от расстояния), то он быстро окупается, и билеты каждый раз не надо покупать. Эта штука действует только в сети Tokyo Metro, в параллельной сети Toei Subway она недействительна – но почти всюду можно с ней без проблемы добраться. Впрочем, ее мы эксплуатировали уже завтра, а сегодня нам надо было доехать до Tokyo Station, возле которой (как мы считали) находится наша гостиница. Надо было выбрать между JR Narita Express (час езды, 2900 йен) и JR Rapid (полтора часа, 1290 йен). Решили сэкономить, все-таки большая разница. Сюрприз состоял в том, что от станции до гостиницы мы тащились пешком 45 минут вместо обещанных 15. Правда, с чемоданами, с остановками и издевательством над местными жителями с просьбой объяснить - где. Все это проходило под лозунгами «а кому сейчас легко» и «разминаемся после 12 самолетных часов». Местные жители, как положено (феномен давно описан в литературе), не признавались, что не знают или не понимают, а пытались как-то на ходу выкрутиться. Но в итоге все же помогли (про систему японских адресов уже многажды говорено, может, повторю при случае).

Зато гостиница порадовала отличным сервисом и комфортным номером, где все для блага человека, особенно унитаз (про устройство японского унитаза тоже уже говорилось не раз, требуйте долива после отстоя). Единственная наша претензия к сервису в этом отеле заключалась в том, что заботливые уборщицы в наше отсутствие с упорством, достойным лучшего применения, включали подогрев сидения – а это, мягко говоря, излишняя забота для человека, ввалившегося в номер с 30-градусной жары. Принявши душ, облачившись в выданные казенные кимоно, слегка напоминающие арестантские халаты (по местному – юката),

и проделав минимальные разборки, рухнули спать, потому как на завтра запланировали встать в 5:30.

15 сентября 2007 г.

Это была такая моя свежая идея использовать джет-лэг, чтоб даром не пропадал, и отправиться на рыбный рынок. Потом мы ее, правда, обнаружили во всех путеводителях. Great minds think alike. Ну встали таки, попили кофе (к номеру прилагается чайник и набор кофе-сахар-забеливатель в пакетиках, вполне качественный) и отправились за 2 остановки на станцию Tsukiji. Когда мы услышали, как объявляют ее в метро («Скиди» на наш слух) – так мы сразу и решили, что учить какие-то слова по-японски и пытаться объясниться с японцами нам совершенно бесполезно. На самом деле нет: можно пытаться. На рынок притащились в полседьмого и застали его в самом разгаре. Особенно грандиозное впечатление производит, как и обещалось, аукцион тунцов.


Главный самурай чего-то такое ритмично выкрикивает, будто песню поет – причем на два мотива: один сменяется другим, и рукой так крутит энергично, что она на всех фотографиях вышла размытой. Как, собственно, происходит купля и продажа, не поняли.

Потом этих тунцов развозят на бесчисленных автокарах, некоторых прямо препарировали на рынке, светя фонариком внутрь, так что хотелось предложить скальпель и тампон.

Ну и прочие гады живописны весьма: если б не китайский рынок в Ванкувере в прошлом году, где они нам немножко примелькались, мы б гораздо больше наснимали. Некоторых экземпляров можно увидеть в начале Левкиной серии витрин и прилавков.

Вернулись домой и я рухнула поспать, пока завтракать не позовут (завтрак в гостинице до 9:30). Завтрак – роскошный: тут тебе и японские блюда, и западные, и кофе – выбирай что хочешь. Мне-то это разнобразие как раз пофиг, утром в меня много еды не лезет, кофе бы с чем-нибудь и дело с концом – но уж есть так есть, пришлось все попробовать.

Подкрепившись, потащились в Акихабару – электронный город. С десяток огромных многоэтажных магазинов (каждый этаж посвящен какому-то виду электроники)

и одноэтажная старая Акихабара – развал конденсаторов, резисторов, трансформаторов – Левка сказал, что он сто лет уже такого не видал. Тут Левка реально и долго западал на всякие гаджеты, большие и малые, допытывался от меня признания того, как прекрасен новый Эппл,

искал чехол к своему iAudio, который гады перестали выпускать, а я за это немножно оторвалась в 100-йенном магазинчике.

Попытавшись вломиться в чужое метро Toei Subway (мы не нарочно, просто неопытные еще – но оно нас все равно не пустило), нашли свое (Tokyo Metro) и поехали в Асакусу, на очередной рынок. То есть, с нас уже рынков было достаточно, но к храму

через огромные ворота Kaminari-mon вела рыночная аркада, так что никак не миновать. Погуляли по храму и возле, видели пагоду и много всяких штучек, назначение которых узнали на следующий день,

сказочно прекрасную японскую карусель,

зашли в музей традиционного искусства и в еще один 100-йенный магазинчик, который был гораздо лучше, но мы уже немного устали и пыл порастратили. Потом Левка долго тащил меня, упирающуюся, к реке, где я была вознаграждена видом прекрасной золотой загогулины возле башни, в которой отражается небо и еще одна башня.

Загогулина, собственно, лучше тут видна во всей своей красе:
,
помнится, Ойта называла ее "золотая кака". Кроме этого, вид на реку не радовал.

Приехав домой (катайся – не хочу, у нас сегодня проездной и отель рядом с метро), мы немного перекусили, повалялись на кровати кверх ногами и поехали в Shinjuku встречаться с Волевичем и смотреть закат с высокой башни. Дима, начитавшись форумов русских японцев, потащил нас не на привычную туристу башню Метрополитан, а на башню Сумимото, потому что там 51-й этаж супротив 45-го. Мы поймали там кусок заката, но не слишком впечатлились и возжелали взлезть на Метрополитан тоже. Вид оттуда нам показался знатнее (сразу стали вспоминать «Трудности перевода» и «Вавилон»),

и еще похватали всяких карт в туристическом центре для туристов (а тут будет уместно заметить, что книжку Кено, откуда было почерпнуто это наше любимое выражение, переводила с французского как раз Димина мама).

Потом мы протащились по вечернему Shinjuku, устремившись в ресторан, где можно поесть shabu-shabu.

Самое лучшее место называлось Mo Мo Paradise – но в этот рай нам была, видно, не судьба, ибо там велели 30 минут подождать. Тогда (мы не гордые) пошли в ресторанчик поскромнее. Принцип напоминает монгольские и китайские аналогичные рестораны – только там мясо жарится, а здесь варится в кипятке. В стол встроена газовая горелка, на нее ставят кастрюлю с горячей водой, кидают туда овощи, а ты сам берешь палочками тонкое нарезанное мясо из тарелки – и в кипяток на несколько секунд.

Не успеешь сказать «шабу-шабу», как оно уже готово. И еще салатики всякие японские прилагались, и даже пирожные – эти почему-то совершенно европейского типа, выглядят как израильские парве, а на вкус очень даже.

Приехали домой совершенно убитые усталостью и обилием впечатлений.

16 сентября 2007 г.

Утром я проснулась злая, как собака. Вернее, какое там проснулась – Левка меня с трудом растолкал. Злилась я на то, что в свой родной долгожданный отпуск должна вот так вот скакать по городу с 6 утра до 10 вечера, и где тут, спрашивается, отдых? Тем не менее, мы уже вчера договорились с Хидеко, подругой наших друзей, встретиться на станции Камакура в 10 часов утра. Она там живет и обещала погулять нас по городу.

Встретившись в Камакуре, мы сели на местную узкоколейку допотопно-исторического вида и отправились на станцию Hase смотреть Большого Будду. Это огромная статуя не то мужика, не то бабы просто поражает своими размерами и величием. Еще он или она смотрит вниз своими полузакрытыми глазами и всяко тебя видит, но выражение лица доброе-доброе. Хидеко сказала, что у этого Будды когда-то был дом, и вниз он так смотрел на входящих в его двери, но дом смыло цунами (тут же Тихий океан рядышком), и он или она так вот и остался один на фоне горы.

За отдельные деньги можно проникнуть в тело Будды, что твоего Малковича, и взглянуть на мир из окошечка в его спине.

Недалеко от Будды – роскошный храм Hase-dera, единственный в Японии храм, стоящий на морском берегу. То был наш единственный и торжественный момент созерцания Тихого океана с другой стороны, но поскольку вид был не слишком впечатляющий, фотка хранится в редакции. Вот на территории самого храма – это да, райский уголок: рыбки, черепашки...

В храме прежде всего поражает воображение кладбище младенцев – совсем маленьких и даже нерожденных, похожее на каменную армию маленьких солдат. В память каждого младенца ставят такого каменного человечка (изображающих святого Jizo).

И какие-то совершенно немыслимые в своей выразительности не то божки буддистские, не то святые: вот этот божок абсорбирует в свое пузо всяческие неудачи и неприятности

А это что за чудо благостно-умилительное?

А это строгое такое:

Пыталась найти, как их всех зовут (с изображениями) и кто они по званию – но не вышло ничего. Может, подскажете, где найти?

Еще там проходишь через такую пещерку с низким потолком – хочешь-не хочешь, а пройди склоненным метров сто – но ради таких славных богов совершенно не в лом.
Народ оставляет всяческие себе и другим пожелания и еще прочие странные записки:

Видна записка на иврите? Блэк стоун, 3 года. Загадочно! впрочем, все равно не для меня предназначено, кому писано - поймет.

Зашли в местную забегаловку испить холодного зеленого чаю – и Хидеко заказала нам японских сладостей попробовать. Одно называлось Kuzi Kiri и было похоже на прозрачную лапшу и его надо было макать в специальный соус и с чаем уплетать, а второе, O Dango – такой шашлычок из белой крахмалистой ваты, облитый чем-то похожим на мед.

Мне это все совершенно никак не показалось: если уж лопать сладости, то хоть так, чтобы организму было вкусно, а это что? Левка же шашлыка вежливо откушал, но вроде бы тоже без особого удовольствия.

Зато там было хорошо и прохладно – что, кстати, не в каждом помещении. Оттуда мы вышли на улицу и покупили чертову прорву сов, которые в Японии просто невероятной красоты и оригинальности – и в огромном количестве.

Тут Хидеко куда-то позвонила и сказала, что нас ждут прям сейчас в ресторанчике, есть три места, а потом не будет – и мы побежали, ресторанчик был примерно на полпути от храма к станции Камакура. Малюсенький, на 10 мест, чужие сюда не заходят, все по заказу и расписано заранее. Недешевый, как объяснила Хидеко: 1500 денег для ланча – это дороговато, зато такого вкуснейшего и свежайшего в окрестностях не найти. Мы сидели, как и все, за такими низкими стойками-прилавками, прямо перед нашим носом готовили блюда для всех посетителей.

Поскольку Камакура специализируется по сардинам, Левке и Хидеко заказали сардин (в этот комплект входила еще темпура), а мне сашими. К главному блюду прилагался рыбный суп ужасно вкусный и чай, совершенно другой – будто бы с корицей, на самом деле из гречки. Вот этот чай мне понравился, в отличие от зеленого – хотя говорят, что это и не чай вовсе. И сашими мои оказались... просто ах!

Никогда раньше не могла себе представить, насколько может быть вкусной живая рыба. Я до сих пор не понимаю, был ли в этом заведении кондиционер, но поскольку мы сидели прямо под вентилятором и были погружены в кулинарные переживания, оно вроде было ничего.

Пообедав, побежали дальше, в сторону станции. Пройдя под воротами синтоистского храма, который стоял впереди на пригорочке, мы как раз наткнулись на праздник Hachiman-gu Matsuri – то есть не то чтобы случайно наткнулись (мы туда и шли), а наткнулись в том смысле, что стоит толпа, пройти нельзя, вроде впереди что-то происходит, а ничего не видно. Скоро мы, правда, приспособились к процессу. Сначала распорядитель объявлял выход очередного самурая, через две минуты по толпе проносилось волнение, затем со свистом проносился сам всадник и кажется, стрелял в мишень из лука, и мы все восторженно кричали о-о-о-о! (я тоже на всякий случай кричала, хоть самурая и не видела). В этот момент Левка поднимал свой фотоаппарат над головой и делал щелк, а потом показывал пойманного всадника нам с Хидеко и соседям по толпе.

Чуть позже Хидеко сообразила просочиться через ручеек и кустарник в сторонку, и оттуда мы вообще аж видели вернюю часть этих всадников – правда, они уже не стреляли из лука, а тянулись вереницей обратно.

Думали, что встретим на празднике Гаву – но какой там встретить, дай бог выбраться живым! Однако подумалось, что у кого не должно быть никаких проблем на подобных мероприятиях – так это у Гавы.

Прошли по улице (Shopping Тown было написано на ней – может, это и есть ее название) до станции Камакура. Мне показалось, что здесь сувениры и вообще магазинчики качественнее и красивей, чем в аркаде на Асакусе (забегая вперед, скажу, что вообще японские сувениры сделаны с отменным вкусом). Хидеко спросила, остались ли у нас силы на еще один храм. Хорошо, что мы ответили да и были отвезены в такой храм (Hokoku-ji), которого даже нет на туристической карте Камакуры для туристов. В этом храме сказочный бамбуковый лес, с причудливыми фонарями, поросшими мхом, производит совершенно ошеломляющее и нереальное впечатление.


Хидеко сказала, что вроде еще такое есть в Киото и может мы его увидим – а может, и не увидим: кто знает? Если нет, то было бы жалко пропустить. Автобус был битком набит и дороги вокруг него тоже, поэтому автобус стоял всю дорогу туда и обратно (так что непонятно, как он вообще доехал до станции назначения), а мы стояли внутри автобуса. Казалось, что пешком быстрее, но Хидеко утверждала, что впечатление обманчиво.

На прощание Хидеко завела нас в супермаркет и показала, как выглядит сливовое вино. А то мы давеча искали его в Лоусоне (Lawson - круглосуточные магазинчики, понатыканные в городах на каждом углу), и не раз, но ничего покожего на сливу не нашли – ни словами, ни на картинке. Оказалось, что в Лоусоне его просто не было – а продается оно не в бутылках, а в банках, чтоб сливу из него вылавливать. И тогда мы распрощались и расцеловались, и уехали домой в состоянии абсолютной влюбленности в Хидеко.

Сливовое вино на поверку оказалось слегка обалкоголеным компотом, Хидеко велела его пить с содой, что мы и сделали. Затем Левка приложился к местному виски (вы спросите, почему бы ему не пить в Японии саке? – потому что это тоже компот) и виски тоже не полюбил. Поприкидывали, как распределить оставшиеся три дня, и залегли спать.

17 сентября 2007 г.

Сегодня в Японии национальный праздник, поэтому решили остаться в Токио, испугавшись возможных праздничных толп. Сначала поехали на Shibuya поглядеть, какой у них там самый перекрестный перекресток. С трудом его нашли и никак не могли понять, откуда снимать. В конце концов засняли из Старбакс кафе, ну вроде ничего вышел.

Потом столь же бестолково искали памятник собаке Хачико, тоже нашли – вот, ничего особенного, хотя собака, конечно, была особенная.

При этом жара стоит – хоть рубашку отжимай, даже странно сейчас на фотографиях видеть, как люди одеты. А там у собачки, похоже, традиционное место встречи – вроде как в ГУМе у фонтана. Стоят толпы, в большинстве – женщины, как-то друг друга находят, радуются, уходят прочь.

Далее по плану был Йойоги парк, но какой уж там парк в 31 градусов по Цельсию. Вы это не смейтесь надо мной типа look who is speaking – посмотри мол откуда сама приехала. Во-первых, я в Израиле летом не путешествую, а сижу на работе под кондиционером, а когда гуляю, то на море, а если уж и гуляю не на море, то все равно у нас, мне кажется, влажность меньше. Так что другу не посоветую ехать в Токио в сентябре, никак.

Доплелись мы вдоль железной дороги под палящим солнцем до Harajuku (тебе, lublue, посвящаю это название), облизнулись на манящий вход в парк Meiji-Jingu – тенистый, да, но помогает слабо), осмотрели парочку молодежных экспонатов в разнообразных прикидах, которые там должны собираться. Экспонаты пока обнаруживались в минимальных количествах, зато прикиды соответствовали.

Экспонаты потихоньку подваливали, но мы, пока окончательно не расплавились, загрузились в ближайшее метро и поехали домой. И с метро сегодня нам как-то особенно не везло: все эскалаторы шли в противоположном направлении, а нам приходилось карабкаться порой на несколько этажей пешком.

Домой мы, собственно, поехали, чтоб посмотреть в 3 часа дня по телику прямую трансляцию соревнований по сумо и потом уже решить, идти или не идти смотреть их живьем. Как раз в это время года проводится чемпионат по сумо, и Левка счел это было за знак, что надо идти. Но теперь посмотрел и вроде успокоился – хотя самим соревнованием явно насладился, судя по восторженным ахам, доносившися сквозь мой сон. Я и сама восторгалась, пока не задрыхла. Особенно нас поразил один парень с совершенно европейским лицом. Похоже, любимец публики – его долго и подробно показывали до и после боя и особенно бурно радовались, когда он победил. И еще один, как он был почти уже вытолкнут соперником за круг – и вдруг развернулся и одним махом перебросил того наружу.

В остаток дня мы решили съездить на остров Одайба, сооруженный из мусорных отходов. Долго ломали голову, как бы это организовать. Напрашивалось, скажем, приехать туда на монорельсе (поезде без машиниста под трогательным названием Yurikamome), а вернуться на кораблике – но куда и откуда идет этот кораблик, было совершенно непонятно. На метро доехали до станции Shimbashi, откуда идет этот Юрик с его мамой, прошли пару раз по указателям по кругу, никак не могли его найти. И только когда милый японский мальчик нас провел и указал пальцем направление куда идти, оторвались от круга и вышли на касательную. В информационном центре спросили, как бы нам туда на Юрике, а обратно на кораблике. Но девушка, как могла, объяснила, что последний кораблик в 17:15, а на дворе было 17:10. Тогда мы решили доехать на Юрике до Odaiba (320 йен), пройти пешком до станции Daiba, там взлезть на мост, пройтись по нему 30 мин и вернуться обратно на Юрике (210 йен).

Разъезжать по футуристическим ландшафтам на Юрике нам полюбилось очень! Поезд скользит как в кино, машинист и правда отсутствует как класс, рельсы проложены поверху, так что видимость отличная, один вид сменяется другим, очень красиво!


Помнится, мы в Лондоне ездили на таком поезде – но здесь гораздо круче. Доехали до нужной станции, на ней возвышается громадное и красивое здание Fuji Tower,


и долго фотографировали футуристический закат.

Затем прошлись по гигантскому торговому центру – и тут Левка говорит: смотри-ка, кораблики-то отходят еще от пристани, не попытать ли нам счастья? И мы спустились к воде, и оказалось, что кораблики прекрасно себе ходят до пирса Hinode – того самого, до которого мы не понимали как добраться, и мы сели на кораблик (460 денег с носа) и поплыли, и было нам хорошо.

Нам даже и на английском пару фраз рассказали из рупора – то ли про Одайбу, то ли про кораблик, все равно слышно не было. Но вообще-то эта Одайба ночью была первым местом за этот день, где душа если не свернулась и развернулась, то хоть порадовалась за свой правильный выбор.

Приплыли на Hinode – указатель: налево 200 м до Юрика, направо 600 до JR станции (черт, как же ее звали-то? кажется, Hamamatsucho, судя по карте, но я уже не уверена). Окей, думаем, чего нам платить сейчас 210 за Юрика и еще 160 за метро, попробуем на JR, благо недалеко от нас есть станция Hachobori. И правда, доехали до дому всего за 150 денег на брата. К тому времени мы уже проголодались, а на станции обнаружили конвейерные суши, которые с большим кайфом захавали. Меню нам добрые люди подарили, но в натуре мы обнаружили и всякие штуки, которых в меню не было: повар импровизировал. Каждый раз, как ставил очередное блюдце на конвейер, что-то такое завлекательное приговаривал.

Это было очень хорошо и познавательно и в основном вкусно (а не надо хватать всякое, о чем не знаешь, чего у него внутри). Подкрепившись, мы провели забавный транспортный эксперимент – в смысле, доехать прямо до дому доехали, но времени и сил на это потратили гораздо больше, чем если бы топали от Tokyo Station – потому что пересадка на этой станции была длиною с километр, не меньше. И еще и поезда ждать 10 минут, чтоб одну станцию проехать. То бишь, мы было подумали, что городская транспортная сеть JR примерно параллельна двум остальным (Tokyo Metro и Toei Metro) – ан нет! В общем, день к концу исправился, а завтра вообще предстояло Хаконе, от которого я ожидала всяких прелестей и чудес.

Продолжение следует, еще много-много продолжений.

Наверх