На главную страницу

Отчет: Часть 1   Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5

Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10

Часть 11  Часть 12  Часть 13  

Картинки: 1, 2, 3, 4, 5, 6 7, 8, 9 10, 11, 12.

Мексика. Осень 2019. Часть 12

10 октября 2019

Пан долсе на завтрак. Идите сюда, мои хорошие, предпоследние мягкие сладкие булочки в нашем меню

Вышли на площадь. Plaza de la Constitución (также Со́кало, исп. Zócalo) – главная площадь мексиканской столицы. Площадь в стиле барокко имеет прямоугольную форму и площадь в 46 800 кв.м. Самая большая площадь Латинской Америки. На площади размещаются наиболее значимые учреждения страны: Национальный дворец (Palacio Nacional — президентская резиденция), кафедральный собор, старое здание мэрии. До захвата столицы ацтеков испанцами на этом месте находился дворец Монтесумы II. Заставили киосками, теперь никто и не видит, какая она большая. А про Zócalo знаете этот прикол? Генерал Санта Ана собирался поставить на площади памятник независимости, но дальше пьедестала не продвинулся, а потом и пьедестал закопали. Но название "zocalo" (цоколь) прижилось. А самое смешное, что после этого по всей Мексике (ну, во многих городах) так стали называть центральные площади. Мексиканцы сами посмеиваются, что вышел эдакий памятник провалу.

У нас прогулка по Centro Historico. Этот дом мне страшно нравится – и цвет, и линии. Ищу в сети, что за дом – нахожу похожий, а этот никак. Оказалось, это два исторических дома-близнеца, и "мой" – не главный. Называются Casas del Mayorazgo de Guerrero, информация здесь.

И неподалеку здание старой ратуши с коллекцией гербов в технике керамической плитки - подробней тут.

Помните, я говорила, что вопреки моим прежним представлениям о Мексике, в стране очень чисто? Вот вам, пожалуйста, доказательство: моют с мылом

При том, что именно здесь второе из двух мест за всю нашу поездку (первым было метро), где Же велел прижимать сумочки к сердцу

Силуэты

Templo de la Santísima Trinidad. Во! А я-то думала, чурригереско закончилось у нас на Пуэбле. Не-ет!

У-ух какая!

А тут вовсе даже синагога

Это вход в Colegio de San Ildefonso. Точнее, вход в одну из шести частей комплекса, сегодня главную (а есть еще несколько причудливых порталов). Здание имеет долгую историю. С 1588 года в нем помещался престижный иезуитский колледж, после реформы – National Preparatory School, а с 1992 года здесь музей и культурный центр.

Сегодня у них в гостях крупные насекомые

А вообще здание и интерьер очень симпатичные

Заведение это считается колыбелью мексиканского мурализма.

А эти портики даже заставили меня вспомнить Керетаро. Но с тем слабо им тягаться...

Возвращаемся на Сокало, от которой далеко не уйти.

Прямо на площади находятся развалины храма Темпло Майор (Templo Mayor Tenōchtitlan)

Вот так это выглядело. Храм, о котором мы говорим, находится на заднем плане, посредине. Это он на макете такой крошечный, а в натуре был громадный. От того, что застал Кортес в 1519 году, не осталось почти ничего – все было разрушено до основанья, а затем. Зато есть описания очевидцев.

Пирамида состояла из четырех наклонных террас с переходами на каждом уровне. Вершине сооружения представляла собой платформу размером около 80х100 м, и на ней располагались два храма-святилища. Там находились статуи богов, и никому, кроме жрецов, хода не было. Один храм (красный) был посвящен Уицилопочтли – богу солнца и войны, другой (синий) – Тлалоку, богу дождя и плодородия. Святилища были около 60 м высотой, и на каждом стояла большая жаровня с негасимым священным огнем.

Храмовый комплекс находился в центре огромного города-острова Теночтитлан, столицы государства ацтеков (или Mexicas, как они себя называли). Сколько мы уже видели этих гербов с орлом на кактусе – а откуда взялся мексиканский герб я вроде еще не рассказывала? Ацтеками было их богами завещано поселиться там, где увидят на кактусе орла, держащего в когтях змею. Так получилось, что это был островок посреди озера Тескоко. Они островок заселили и стали распространяться вширь, устроив на поверхности озера плавучие сады.

Вот здесь разъясняется технология, как они это делали. На этом плакате мы видим, что на самом деле храм тут не один, а целых семь. Первый был основан вместе с городом примерно в 1325 году, после чего его наращивали, как луковицу. Археологи раскопали все слои, кроме первого, потому что там высоко стоит вода. По цвету камней и поверхностей видно, где какой слой. Ученые выделили семь слоев (соответствующих "этапам" на картинке), расписали их по годам и правителям.

В 1521 году Кортес все нафиг разрушил, затем тут построили огромный католический храм и еще много всего. А в 1978 году стали прокладывать кабель и наткнулись на этот каменный диск... вай, что тут началось!

То есть, это уже реконструкция, настоящий мы увидим в музее

Змеи, львы, орлы и куропатки... Больше змей.

И лягушки. Лягушки и змеи относятся к 4-му этапу, который датируется 1440 – 1481, между правлением Монтесумы I и Ашаякатля. К нему же относят жаровню-Тлалока, которую мы увидим в музее, круглый монолит Coyolxauhqui, с которого все началось, и вообще большинство находок. Душераздирающая история про монолит, то есть про Койольшауки – впереди.

Водопроводная (канализационная?) труба, проложенная около 1900 года. Проложили – и ничего не заметили! Надо было ждать еще 78 лет до того как...

Наш старый знакомец чак мооль. Помните Тулу? Там всем чак моолям головы поотбивали – а этот с головой, да цветной, да в сапожках. Ждет очередного жертвенного сердца. Чак мооль относится ко второму этапу, между 1375 и 1427.

Археологические работы продолжаются, слегка космическая фотка в доказательство

Цомпантли – стена черепов. Использовалась для выставления напоказ человеческих черепов, как правило – военнопленных или жертв жертвоприношений.

Вот очень важная и интересная инфа – кто-где-когда. Три Т: Теотиуакан, Тула и Теночтитлан. И эти три Т мы посетили и уже много чего про них знаем (интересно, что они ни разу не пересеклись по времени). Мезоамерика же у нас осталась за кадром: только немного образцов культуры майя мы видели в Какаштле. Завтра по возможности охватим недостающее в роскошном Антропологическом музее Мексики.

Мне кажется, именно эти развалины остались от последнего храма

А это, похоже, остатки фонтана колониальных времен

Не одни чак мооли были готовы принять в себя еще дымящееся сердце, только что вынутое из груди жертвы. Были еще каушикалли (cuauhxicalli) – огромные каменные сосуды, использовавшиеся ацтеками для человеческих жертвоприношений (видите дырку в спине?). У живого человека вырезали сердце обсидиановым (каменным) ножом, затем ещё бьющееся сердце сжигали в специальной чаше, а безжизненное тело сбрасывали к подножию храма. Куаушикалли изготавливали в виде животных, как правило, орлов или ягуаров. Это, вестимо, ягуар, а орел тоже будет

Нам рассказали, что здесь воины идут сами себя жертвовать, и процессия доходит до солнца. А я дохожу от солнца. Поэтому много интересного не записала. Когда я усталая и перегревшаяся – мне вообще все пофиг.

Процессия крупно

Лавочка

Мольбы и жалобы мои достигли ушей местных богов, и мы постепенно переползаем в роскошный музей Темпло Майор, расположенный прямо над раскопками. Там тень! И прохладно. И уйма всякого любопытного

Вот, например, куаушикалли-орел, дырка в спине имеет место быть

Этот вроде без дырки, мирный крокодил

О, а это! Сначала пояснение. Многомиллионный мир индейцев Мексики, за несколько лет оказавшихся подданными кастильской Короны, на первых порах был совершенно неизвестен и малопонятен новым хозяевам. Потребность в его понимании и осмыслении породила в раннеколониальной Новой Испании своеобразное литературное явление – комментированные кодексы. Эти документы, создававшиеся по заказу колониальной администрации или церкви, имели по меньшей мере двух авторов: индейского, исполнявшего текст в соответствии с нормами и правилами доиспанской ацтекской пиктографии, и испанского, сопровождавшего индейский текст толкованиями и пояснениями, как правило, по-испански. Одним из самых ранних по времени создания, интересных и полных по содержанию, совершенных по качеству исполнения и хорошо сохранившихся до настоящего времени памятников такого рода является рукопись, получившая название «Кодекс Мендоса» («Codex Mendoza»). Вот это как раз и есть листок из Кодекса Мендоса, который называется «Основание Теночтитлана»

Керамическая жаровня с мордой (ликом?) Тлалока. Раздвоенный язык, два клыка, слезы (плачет). Тлалок – бог дождя и грома, сельского хозяйства, огня (?) и южной стороны света. Не был богом-создателем, сам был создан другими богами. Считалось, что Тлалок живёт на вершинах гор или во дворце над Мексиканским заливом. Во внутреннем дворе его жилища, в каждом из четырёх углов стоят четыре больших кувшина с дождём, засухой, болезнями растений и ливнями. Тлалок мог насылать ревматизм, подагру и водянку (ацтеки полагали, что люди, умершие от этих болезней, а также утопленники, после смерти попадали в рай Тлалока). Но вообще-то, несмотря на грозный вид, этот, похоже, из всех ацтекских богов был наиболее вегетарианским.

Мозаика (ацтекские пиксели). Бирюзовый диск. Изготовлен из 15 000 фрагментов бирюзы, малахита и кальцита. Семь воинов символизируют небесные тела (правда, я не вижу, какие именно). Этот диск относят к последнему, седьмому этапу (правление Монтесумы II, 1502-1520).

Сладкая парочка. Ацтекский воин-орел

И Миктлантекутли, бог смерти и владыка загробного мира, Митлана. Статуэтка, найденная при раскопках Темпло Майор, представляет его наполовину скелетом, наполовину живым человеком: особенно примечательны череп со множеством зубов и печень – символ страстей, – которая буквально вываливается из груди.

Тлальтекутли (Tlaltecuhtli), «Владыка земли». Чудовище, имевшее облик полужабы-полуаллигатора; по другому описанию – огромная покрытая шерстью лягушка, у которой на всех суставах расположены кусающиеся головы. Она «была полна во всех суставах головами и ртами, которыми она кусала, как дикий зверь». Давным-давно, когда во всей Вселенной существовали только Небо и Вода, боги решили создать Землю. Для этого они схватили Тлальтекутли и разорвали ее на две части. «И из одной половины они сделали Землю, а другую унесли обратно на небо. Остальные боги были очень рассержены, спустились с небес ее утешать и приказали, чтобы из нее произрастал всякий необходимый плод для жизни людей, и для того, чтобы это исполнилось, сделали из ее волос деревья, цветы и травы, из кожи – маленькую траву и маленькие цветы, из глаз – колодцы, источники и маленькие пещеры, из ее рта – реки и большие пещеры, из носа – долины, из плеч – горы». С тех пор Тлальтекутли почиталась в Мексике как богиня Земли. Хм. Хорошие ли долины получаются из носа? Практика показывает, что вполне. Еще пишут, что это конкретное изображение было сделано для похорон отца Монтесумы и закопано вместе с его пеплом и необходимыми для церемонии жертвами.

Тот самый круг, с которого все началось – расчлененная Койольшауки. Слушайте сказку, дети мои. Койольшауки была дочерю богини Коатликуэ, которую та родила от обсидианового ножа, и сестра 400 богов южного звёздного неба. Однажды Коатликуэ забеременела от шара из перьев колибри. Койольшауки сказала, что Коатликуэ приблудила ребенка, она сейчас расскажет братьям, и они блудницу убьют. А в чреве у нее был не кто иной как Уицилопочтли, будуший бог солнца и войны. Он выпрыгнул из чрева матери в полном воинском облачении и пылающим змеем Шиукоатлем отрубил Койольшауки голову. Затем он забросил отрубленную голову высоко в небо, где та стала луной (таким образом, Коатликуэ могла каждую ночь видеть на небе лицо своей дочери), а братьев отправил обратно звездами. Тело сестры Уицилопочтли расчленил и бросил в глубокое ущелье. Там, на круглом камне в основании лестницы Главного храма Теночтитлана, Койольшауки изображена распростёртой ничком, с отсечёнными от тела конечностями и черепом, привязанным к поясу. Считается, что в мифе о смерти Койольшауки отражено представление о солнце, олицетворяемом Уицилопочтли, которое разгоняет ночную тьму. Правда, в варианте, рассказанном нам Родриго, эта Койольшауки была зарей. Но это едиственная такая версия, во всех остальных местах написано про луну.

Это я не знаю что. Просматривается вариация на тему Тлальтекутли 

И тут тоже просмотривается

И это не знаю что такое, но Л. его выбрал почему-то, видимо, за красоту

А это похоже на музыкальные инструменты

Вид с верхнего этажа музея. На заднем плане - Торре Латиноамерикана – первый небоскреб, построенный в Мехико в 50-х. Мексиканцы гордятся тем, что башня выдержала много крупных землетрясений и колебалась строго по спецификациям.

Ну все, забираем свои рюкзачки, потопали дальше

Паласио Насиональ, который является резиденцией президента. Но мы пришли сюда не за этим, а за фресками Диего Риверы, нарисованными им в 1929-1950 гг. (залезши в Википедию, выудила его полное имя: Diego María de la Concepción Juan Nepomuceno Estanislao de la Rivera y Barrientos Acosta y Rodríguez. Теперь и вы знаете)

Прямо над главной лестницей – монументальная картина истории Мексики ("Мексика сегодня и завтра", 1929–1935)

Если отвлечься от истории – вид сверху

Так, конечно, ни черта не видно, надо подетально рассматривать. Вот, к примеру, революционеры (сверху надпись – "Земля и воля"). Вообще в верхней части картины – новая история

А в нижней части – пришли испанцы и принялись порабощать индейцев. Как оказалось, Ривера ацтекам очень сочувствовал

Тут в центре, похоже, Малинча

Тут внизу клеймят индейца, а вверху расстреливают Максимилиана

Еще плохих испанцев

А вот так хорошо было до них – мирная торговля, производство и процветание. На этом огромном базаре чего только нет.

Но более всего бросается в глаза прекрасная куртизанка, а также продающаяся отрубленная рука.

Цивилизация Тотонаков (эта серия писалась уже в 1950-х годах)

В общем, всего не перефотографируешь

А в 1867 году в этом дворце приняли конституцию и переписали всех принимавших

Мы снова возвращаемся к кафедральному собору на Zocalo – одному из самых больших и самых древних соборов в колониальной Америке. Его официальное имя – Catedral Metropolitana de la Asuncio'n de Mariа. Кортес строил собор на месте разрушенного храма. Начинал в 1525, а закончилось строительство в 1813. Отсюда, как мы уже привыкли, смешение стилей: барокко, чурригереско, неоклассика. Этот портал – сами знаете что, недаром мы с вами всю Центральную Мексику проехали. Кортес при постройке пользовался камнями из разрушенного храма, которые отличались от новых, так что постройки вблизи от храма время от времени разрушаются, приходится их чинить.

А прямо рядом с кафедральным собором индейские шаманы исполняют ритуальные танцы, бьют в барабаны, окуривают желающих какой-то волшебной травой.

Уставшие танцоры втыкают в телефоны, у одного нашлись силы сделать нам козу

Мы же после храма пошли в какую-то столовку обедать, и мне уже сил не хватило заснять еду. Ну еда и еда, мексиканская, делов-то. На минутку в отель – и вперед, на новые подвиги.

Вдруг открылась какая-то улочка вбок – и в ней серия местных вождей. Красавцы такие (мы, как выяснилось, сняли двух из троицы)

Паласио Посталь (Почтовый дворец) – еще один шедевр ар-нуво; построен в 1907 году

Почта морская, почта наземная...

Можно даже отправить открытку (тут же нашлись желающие, но их схватили, связали и утащили)

А снаружи – так прямо Дворей Дожей

Помпезное здание Дворца Изящных Искусств (Palacio de Bellas Artes), внутре у него театр. Не без удивления узнала, что фасад построен в стиле ар нуво. Вот те на. Мне обычно ар-нуво нравится – а это ну никак

Прогулялись по огромному зеленому парку Аламеда. Гаучо на лошадях тоже втыкают в телефоны! О темпора

Собственно, это мы не так просто гуляли, а целенаправленно топали на обещанный рынок Balderas закупать сувениры и прочие красивые и бесполезные вещи. Рынок зачетный, всем рынкам рынок

Примелькавшаяся парочка, однако

После легкого ужин в Café El Popular особо стойкий народ отправился с Же выпивать на Plaza Garibaldi. Ну а мы – собирать чемоданы и спать свою последнюю ночь в этой чудесной стране

Назавтра Же обещает нам the very best Anthropological Museum in the Western Hemisphere! С восклицательным знаком. И этот знак – чистейшая правда.

Наверх