На главную страницу
Часть 1
Часть 2
Часть 3

New York — San Francisco — Sequoia National Park — Yosemite National Park — Devil's Postpile — Death Valley — Las Vegas
— Zion Canyon — Bryce Canyon — Lake Powell — Grand Canyon — Sedona — Las Vegas -Seattle — New York

Америка — 2004

Часть 3.

26.09.04

Вернувшись с утра в Каньон (ну — относительно с утра, для серьезных людей автобусы начинают ходить за час до рассвета, чтоб можно было приготовиться и заснять этот рассвет во всей красе), поехали на шаттле (красный маршрут) в западную часть (машинам туда низя). Чистое время езды до самого конца (HermitТs Rest) и обратно — около часа. Ну и, как всегда, можно вылезать на разных остановках (осторожно! на обратном пути остановки не везде!) и любоваться Гранд Каньоном с разных ракурсов, а то и погулять по кромке. Шофер автобуса делился с пассажирами рекомендациями, как фотографировать Каньонище. Вот, говорит, вернетесь вы домой и поймете, что 447 из 451 заснятых вами фотографий похожи друг на друга, как две капли воды. Чтобы такого избежать, рекомендуется фотографировать Каньонище на фоне табличек с названиями мест.

Мы вышли на обратном пути на Mohave Point и прошли пешком по Rim Trail до исходной точки красного маршрута. Вниз не полезли: еще и Брайс у меня из памяти не выветрился, а тут вообще путешествие вниз и обратно часов шесть занимает. Вывод из поездки на шаттле сделали такой, что кататься туда-сюда совершенно ни к чему (из окна мало что видно, на ожидание автобуса на конечной потратили аж полчаса), а вот пройтись по тропе (по краю обрыва) очень даже стоит. И шофер, как впоследствии оказалось, был неправ: из двадцати Левкиных снимков четырнадцать были довольно разными...

Пока ждали автобуса и ездили в нем туда-сюда, я от нечего делать решила почитать Мишлена. Про Седону. Дело в том, что Лида из Сиэттла велела в этот городок обязательно заехать, если будет время (3 часа езды от Гранд Каньона, из них около часа — все равно по дороге). Лида писала, что не только место очень приятное, но там еще и электромагнитые поля скрестились в нетривиальном вортексе, и поэтому человек там себя очень хорошо чувствует. Ну, мы над этим вортексом похихикали и про рекомендацию забыли. И вот открываю я Мишлена и глазам своим не верю: Вортекс. В Седоне! Ну все, Левка, говорю — надо ехать, на вортекс глядеть. А у нас как раз полдня свободных образовалось — мы и поехали.

В Валле продолжили по 180 дороге — по диагонали до города Flagstuff. Красота началась уже отсюда. Дорога идет по зеленому, живописнейшему лесу. Березовому! В штате Аризона, в десятках миль от Гранд Каньона, да? На придорожных табличках с указателями — гигантский кактус Saguaro (символ штата), а вокруг — березки. Ну-ну. Во Флэгстаффе мало-мало поблуждали, но в конце концов нашли нужную нам дорогу Alt 89. Эту альтернативную мы выбрали, потому как она тоже шла по гипотенузе. И мы очень удивлялись, почему спрошенные нами люди интересовались, как мы хотим ехать на Седону: по Alt 89 или Интерстейту №17. Потом поняли, почему интересовались, но об этом позже. А пока что наша альтернативная оказалась тоже живописная донельзя, желто-зеленая такая, с горами, ущельями, серпатинами, лесами... Очень красивый вид отрывается на Oak Creek Canyon — его мы выбрали, чтобы слопать на фоне приобетенную во Флэгстаффе пиццу. Пицца давно остыла, но зато пейзаж был что надо. Долго едешь горной дорогой по этой желто-зеленой красоте — и вдруг, уже на подъезде к Седоне, появляются огромные красные скалы: это въезд в Red Rock Country.

Sedona

Сам городок Седона — чудесный и славный. При виде его мы сразу пожалели, что мы здесь проездом. Это было второе место после Гранд каньона, где были очень симпатичные сувениры. Даже футболку Левке купили. Но труба звала нас дальше на юг, к вортексам. Вообще-то Лидка объяснила нам, что мы должны искать: Bell Rock trail и Courthouse Loop. По нашей карте было не совсем понятно, где это все находится. Вроде какое-то похожее место проехали, а дальше — нет ничего подобного. Вдруг я вижу — машина стоит, дай, думаю, спрошу у людей, где этот trail — не понимают, чего я от них хочу — или path — опять не понимают, зато предлагают подарить мне бумажку под названием Red Rock Pass. А я что? Я разве против? Дело в том, что мы уже видели предупреждения о том, что на стоянке вдоль дороги требуются эти пропуска, а выдаются они на день. Мы все ждали, что наткнемся на будочку, где их будут продавать — но ни на что подобное мы не наткнулись, а когда по краям дороги увидели объявления, что без них штрафуют, было уже поздно: не возвращаться же за этими бумажками в Седону. Вот и Левка меня в результате похвалил: говорит, что я люблю приставать к людям с идиотскими вопросами, но в результате часто выходит совершенно неожиданная польза.

Bell Rock trail

Теперь уж не оставалось никакого выхода, как идти пешком искать вортекс. А жара там стоит — несусветная. Примерно тот же климат, что в это время в Израиле (в каньонах-то гораздо прохладнее). В Израиле-то мы ни в жизнь не поперлись бы гулять пешком в сентябре, а туда, в Седону, когда еще попадем? Пошли. Идем себе, опять тропа под нами — красная, вокруг тропы — кустарник, агавы — зеленое, а вокруг этого зеленого — красные большие скалы торчат. Хорошо. Нетривиально так. До Кортхауса мы, судя по всему, не дошли — все-таки неприятно по жаре, да и солнце скоро сядет, да еще и заяц натуральный прыгнул из куста, что подвинуло меня на редкое философское прозрение - в изложении Л. выглядело так:

Во время последней нашей поездки оказались мы с Н. на прогулке в районе Седоны, штат Аризона (почему мы там оказались - это отдельная история). Идем себе по маршруту, вдруг из-под куста выбегает какой-то мелкий зайчишка и перебегает нашу тропинку. Подивились мы на этот факт, я Н. и говорю: "Ты, когда отчет писать будешь, не забудь отметить, что заяц прыгнул из куста - все-тки у нас путешествие по щербаковским местам". А жена моя явно в философское состояние впала от этого простого факта. "Вся наша жизнь, - говорит, - это путешествие по щербаковским местам". Не нашелся я должным образом поддержать беседу. "Это тоже запиши", - говорю.

Поглядев на часы, мы дружно постановили, что то ли вортекс ощутили, то ли и правда не всем дано (как предупредили нас в туристическом бюро) — и потопали по красной тропе обратно до машины.

На машине продолжили на юг по 179-ой, и скоро встретили Interstate 17, по которому довольно быстро допилили до Флэгстаффа (это заняло гораздо меньше времени, чем дорога туда по Alt 89, но дорога скучная, ничем не примечательная), а затем свернули на запад на Interstate 40, в сторону Лас Вегаса и Лос Анжелеса. Уже совсем стемнело, и надо было искать ночевку — так чтобы на следующий день не поздно приехать в Лас Вегас. Мотели 6 были в Вильямсе (слишком далеко пилить назавтра до ЛВ), и в Кингстоне (слишком далеко пилить по темноте сегодня). А между ними было два городка: Ash Fork и Seligman. Второй приглянулся своим еврейским названием: почему-то показалось, что именно там мы не пропадем.

И действительно, вместо Мотеля 6 здесь был Mотель 66, который и лучше оказался, и дешевле. Дед на регистрации, узнав, что мы из Израиля, покачал головой. Да, говорит, отдыхайте хорошенько, здесь у нас поспокойнее будет. Рассказал, что привозили сюда взорванный автобус из Израиля, стоял он у них у дороги. Надо же, а я и не знала, что наши это делают — молодцы. Потом вдруг дед спросил, не хотим ли мы за те же деньги номер с холодильником и микроволновкой. Мы захотели. «Шалом!» — сказал нам дед на прощание.

Номер оказался огромадным, c king size bed. Это такая о-очень большая кровать, рассчитанная, видимо, на троих. Третьего с нами не было, но спалось все равно славно.

27.09.04

Утром пошли искать телефон-автомат, и не нашли. Зато обнаружили двух страусов в вольере. Ну, страусы так страусы, почему бы и нет? Залили с утреца кофе в термос, запаслись медовыми булочками к полднику (берите, берите еще! — предлагала девушка из конторы) и поехали на Лас Вегас.

По дороге поймали дерево Иисуса и заехали на плотину Хувера. Я все искала в натуре такой офигительный вид, как у меня в Мишлене, и никак не находила. В конце концов Левке надоели мои переживания, он заглянул в путеводитель и утешил, что вида все равно не найдем, потому что оно из самолета. Ну и фиг ли. Мы вообще-то в Лас Вегас, за кофточками. Если чего обещали — так завсегда.

Благодаря умелому Левкиному штурманству, мастерски выскочили с 93-ей прямо на 15-ю, на родимый Outlet. Пропахав часа три, нашли Левке кроссовки и еще три кофточки, чтоб не с пустыми руками. Усталые и довольные, поехали отвозить вещи в гостиницу. На сей раз это была не Стратосфера, а Ривьера. Она поближе к центру, поэтому, видимо, слегка подороже. На регистрации наблюдался крутой хай-тек: регистрироваться надо было через автомат, вносить все данные через клавиатуру и вообще. Жаль, что регистрироваться пошла я, а Левка машину сторожил: он бы порадовался, а я замучилась.

Vegas — night

Назавтра нам надо было в аэропорт, поэтому машину решили сдать сегодня. Наш Авис находился в «Алладине», и мы решили охватить самый южный конец Стрипа на машине, а от Алладина до Ривьеры вернуться пешком. Заехали в Люксор, подивились на пирамиду и ейные внутренности, но поняли, что довольно утомительно каждый раз искать стоянку, потом искать дорогу от стоянки через казино до дстопримечательностей, а потом еще обратно — так больше времени уходит на все эти поиски, чем на прогулку по гостинице. В вечернем освещении город гораздо лучше смотрится, смягчается ощущение безвкусицы, создавшееся у нас днем. Потом долго пытались найти этот Авис в Алладине, а оказалось, что надо просто отдать машину валету (valet parking) — и все. И потопали домой в Ривьеру. По дороге заглянули в «Венецию», повздыхать над каналами, заходили в «Фламинго», видали настояших розовых, живых, на одной ноге. Скоро устали, как сволочи, — по крайней мере, некоторые из нас. К ночи дотопали-таки до гостиницы — и спать, спать... чемоданы завтра...

28.09.04

С утра в аэропорт собирались на шаттле — обещали, что ездит такой по гостиницам, всех собирает. Ждали-ждали, его все нет и нет. Стали такси ловить. Словили одного таксиста, он чемоданы в машину загрузил — тут ка-ак налетит на него портье, bell captain называется, как начнет его шерстить в хвост и в гриву: да ты мошенник, да я тебя тут не первый раз ловлю, да как не стыдно. А тот: не виноватый я, это они просили помочь — что чистая правда, между прочим. По дороге таксист объяснил, что капитан потому злится, что деньгу за заказ такси не получил. Уп-с — а мы и не знали, что кто-то еще должен на нас заработать...

Seattle — bay

В Сиэттл прилетели часа в три. Лида и Эшли нас встретили и повезли сразу на океан — на Сиэттлский залив, который почему-то называется Puget Sound. Там мы помыли ручки в заливе, погуляли по набержной, нашли большу-ую ракушку, и отправились к ним домой разбираться. Дом у них потрясающий. Сами они занимаются холистикой, йогой, массажной терапией, психотерапией — вот и дом соответствующий. Повсюду висят всякие штучки-дрючки: как индийские, так и индейские, в окно ломятся ветви деревьев — и вообще, очень уютно и располагает навеки поселиться. Единственное, с чем плохо — это с мусором. Его было так замысловато сортировать в 5 разных пакетиков во славу экологии, что я весь свой мусор складывала в один свой тайный и выбрасывала его в урну на улице.

На холодильнике у них стоит такая пирамидка, облагораживающая и правильно распределяющая энергию по пище. И они же нас научили здоровому отношению к потребляемой пище. То есть, вообще-то есть надо здоровую пищу — как то: овощи, фрукты, гречку и овсянку, да — но насиловать себя не надо. Если приходится жрать нездоровую пищу — как то: колбасу, картошку — ну, вы меня понимаете — то надо вот так потереть руками, будто добываешь огонь, а потом поводить ими над пищей и произнести заклинание, нейтрализующее ее вредность. Ну и все дела. Нам очень понравилось, мы теперь иногда пользуемся.

Вечером Лидка повезла нас гулять по вечернему Сиэттлу. Там есть такая местная достопримечательность — монорельс, и мы хотели на ней прокатиться, но оказалось, что в мае его закрыли, после того как случился пожар, и с тех пор не открывают. А народ даже протестует — верните, мол, монорельс городу Сиэттл. А другой народ — нет, не нужен нам этот монорельс. Будут голосовать, не устроить ли плебисцит.

Sky Needle

29.09.04

Lenin

С утра опять поехали гулять по городу, поскольку следующие два дня планировали провести на природе. Сначала посетили какого-то ужасно симпатичного циклопа, который сидит под мостом, а под мышкой — настоящий фольксваген, потом — натурального Ленина (какой-то добрый человек спас его из лап российских перестроечных властей и поставил на своей земле в Сиэттле), а затем поехали погулять на природе в Discovery Park. Поглядели там на рыбу, идущую косяками через шлюзы (там проделаны специальные отверстия — рыбе-то против течения надо, — а внизу ее видать через стекло, как она на нерест рвется).

Fish

На шлюзы сами тоже поглядели, на разводной мост. Потом по тропинкам парка поднялись в Центр индейской культуры — и через дикие заросли спустились к океану, где наши хозяева не преминули поплавать в холодной воде. Нам, впрочем, даже не предлагали присоединиться, они и сами-то дрожали от холода. В парке встречались заросшие мхом с головы до пят деревья, и наши друзья уверяли, что вот это и есть тот самый rain forest, к которому совершенно не надо так далеко тащиться на Olympic Peninsula. Вернулись в город, заглянули на Pike Place — знаменитый рынок морепродуктов, а в пол четвертого, как это и было у нас запланировано, погрузились на катер и отправились с Лидкой на Blake Island — Tillicum Village познавать индейскую культуру. То есть, Левкина мечта познакомиться с индейцами неожиданно сбылась в неожиданном для себя и для него месте.

Seattle

Приплыли на остров. На острове стоят индейские идолы и строение, а внутри тоже всякое индейское. Возле берега резвится стадо оленей. Сначала нас накормили супом с мидиями (это называлось cream chauder soup, но Лидка объяснила, что это не совсем правильный cream chauder soup). Потом выдали обед: лосося, жаренного прямо при нас на специальных распорках, напоминающего в этом распятом виде балалайку, — и салатики к нему. Если честно — то ничего вкуснее этого обеда за эту поездку по Америке мы не ели. Потом показали представление: по сцене прыгали местные индейцы и изображали сказки, мифы, и немного танцев. Это тоже было вполне мило. А на обратном пути на катере было уже темно — и нам довелось созерцать во всей ее красе знаменитую skyline Сиэттла. With the moon over the Space Needle. А-а-ах... То есть поездка была очень даже славная — а еще лучше бы она была, если бы не 69 баксов стоила, а... ну, 39 хотя бы. Оно конечно — и катер, и обед, и представление, и skyline, но все равно...

Salmon

30.09.04

А на следующий день мы встали рано-рано (в шесть утра, кажись) и поехали на Mt Rainier. Вот это было да. Началось с того, что, вылезши пописать в кустики, нашли дикое количество маслят. Но маслятами-то нас не удивишь, еще месяц-два — и у нас тут в Израиле будем их ногами есть, а вот подосиновики! Белые! Настоящие белые — сколько лет мы их не видали? И вот наконец мы доехали до Visitor Center, оставили там машину, и полезли вверх на гору. Господи, какая красотища, Господи! Сначала ты видишь такое молочное белое облако под собою, а из него, как острова из залива, поднимаются зеленые вершины. Потом оборачиваешься назад — и видишь пред собой разноцветный ковер из разных кустарников (в желтом, и синем, и в красном — на что ей память моя? (с) И куда головой ни крутанешь — красотища! И гора Святой Елены виднелась оттуда с подозрительным облаком над головой, а наутро мы прочли в газетах, что от нее ожидают нового извержения.

Mount

Впрочем, красота — красотой, а наши спортивные донельзя друзья-хозяева стремительно летели вверх. Им-то что? они в свое время и на самую вершину по ледникам взлезли — а я нанялась, что ли? Я существо нежное, нетренированное, ленивое даже где-то... Почему я должна проделать тот же маршрут, что и они? Нечестно, господа! Короче, на мое счастье, мы наткнулись на «лавины предательский след», через который невозможно было перебраться без специального оборудования (не только мне! не только мне!) — и пришлось всем-всем-всем повернуть назад и спуститься той же дорогой полторы мили, вместо того чтобы шпарить пять миль по незнакомому маршруту. А то — чтоб было понятно — пять миль — это я завсегда пожалуйста, но по плоскому чтоб, а кто ж мне тут плоское гарантирует?

Slope

С утра пораньше на нашем пути все время попадались такие маленькие полосатые бурундучки, хавчик попрошайничали, а ближе к полудню из нор повылазили суслы. Во-от такие, сусликами их назвать и язык не поворачивается.

На обратном пути мы заехали в Лабиринт. Лабиринт — это такая вещь. На круглой полянке диаметром около 300 метров камнями выложены дорожки, по которым юзер должен ходить, не пересекая их границ. Посередине — огроменное дерево, мхом заросшее с головы до пят, дерево познания называется. С периферии ты дорожками-дорожками должен прийти к дереву, помедитировать у него, ну а потом, соответственно, обратно.

Tree

Labirint

Так вот мы и ходили вчетвером туда-сюда кругами, пока не выполнили задание. В какой-то момент Эшли подхватил с земли кленовый лист — ну и мы тоже подхватили по листочку, так и ходили вразнобой, потому как дистанцию держали. Было хорошо, надо сказать, раздумчиво так. Плотность дорожек довольно приличная, так что чуть ли не час заняло у нас это мероприятие. Неподалеку от лабиринта стоит беседка, в ней натянута нитка, а на нитке — бумажки висят с многозначительными лозунгами: типа братство, равенство, духовное просветление... И стало мне почему-то смешно за этих людей, сохранивших девственность в наш страшный век. Но и завидно немножко стало... Стало завидно? Да нет, пожалуй, все-таки, не стало...

По дороге расспрашивали друг друга о жизни здесь и жизни там. В нашу прошлую поездку мы были поражены озабоченностью новоявленных американцев о принято-не принято, положено-не положено, прилично-неприлично, престижно-не престижно. На этот раз нам, на наше счастье, как-то не довелось общаться с этими поборниками престижности. Из Лидкиных рассказов про «их нравы» нас поразили два: про дух доносительства, царящий среди людей и воспитываемый в школах и про систему затягивания клиентов в кредитные сети. Но в общем впечатление от Америке на этот раз у нас сложилось очень даже приятственное.

1.09.04

А на следующий день мы рано не встали, а спокойно собрали вещички и поехали в университетский городок Элленсбург, где у Лиды были назначены психотерапевтичские сеансы, почти на целый день. Нас отправили гулять с Эшли в достопримечательность местного масштаба — Yakima Canyon. В каньоне было жарко (Элленсбург окружен со всех сторон горами, и там континентальный климат, в отличие от окрестностей Сиэттла) и не то чтобы очень красиво. Наибольшее впечатление произвели две бобровые запруды, показанные Эшли — трудно было поверить, что эти nice beavers такого могли наворотить. Мы пособирали грецких орехов, еще каких-то пахучих веточек, хранящих от дурного глаза и злого духа — и еще чего-то съедобного, уж не помню чего, но Эшли сказал, что в один прекрасный день, когда планета пойдет вразнос, он знает, что именно в этом каньоне и выживет.

После своей работы и нашего каньона Лидка сводила нас в бассейн, а потом мы все поехали к их подруге Флюре. Вот там-то наконец напились красного вина за все три дня воздержания, и все оставшееся время пели песни под гитару... А потом... потом было самое крутое. Нас отвезли на край земли в юрту (да-да, в юрту!) — со звездным небом, видневшимся через прозрачный потолок, бубнами и прочими шаманскими атрибутами, свисающими со стен. В эти бубны мы поколотили слегка и исполнили песню «приди, койот» — зачем, не знаю, но это мы сделали как-то по наитию и не сговариваясь. А потом наши друзья ушли ночевать в деревянный финский домик, а нас оставили ночевать в юрте... И койоты таки пришли, в 3 часа ночи. Повыли, отметились, и ушли обратно.

2.10.04

Проснувшись утром в полном одиночестве, пошли исследовать окрестности. То есть если честно, то сначала пошли исследовать туалет. Химическо-экологический, последнее слово хай-тека. А потом уже окрестности. Далеко не ушли, потому как боялись потеряться — поди потом ищи-свищи эту юрту. А кусок земли у наших друзей необъятный — 21 акр. Наконец-то до нас дошло, зачем покупать землю в собственность. Чтобы поставить на ней юрту и балдеть. Да-а, вот это был для нас настоящий подарок!

Sleeping

Morning

Seating

Потом приехал Эшли, стал водить нас по территории и показывать: вот тут они натягивают тент и проводят групповые тренинги, вот тут они планируют построить нормальный дом, когда-нибудь. Кстати, пока на земле юрта да и только, налоги на нее мизерные.

Вернулись в Элленсбург, забрали Лидку после тяжелого трудового утренника — и двинулись по направлению к Сиэттлу. По дороге пообедали в местно-знаменитом городке Roslyn, где снимали какой-то очень известный сериал. А заведение как раз и было такое одноэтажно-американско-ковбойское, и еда была соответствующая, национально американская. Ну и опять: заказываешь стейк — и получаешь его в лучшем виде: обвалянный в сухарях, меж двумя кусками хлеба с густой майонезной прослойкой... Нет, удивительно все-таки, как мы изменились в Израиле в смысле вкусовых пристрастий...

Наши друзья полюбили нашего Щербакова! И слушали не переставая по дороге. Даже Эшли сказал, что музыкально он очень выгодно отличается от остальных бардов, под которых ему приходится кататься с Лидкой. Вот ведь — никогда не знаешь...

Ну и вот. А потом наши гостеприимные хозяева свезли нас в аэропорт, мы быстренько долетели до Лас Вегаса, в последний раз утерли слезу перед игральным автоматом с видом на Стрип — и в Нью Йорк. А Нью-Йорк — он Нью-Йорк и есть, про него пусть опять рассказывает кто-нибудь другой.

3.10.04

Хотя — мы неплохо там погуляли по Бруклинскому мосту и по набережной Бэттери Парка. Даже очень.

4.10.04

Ну и наконец — домой. На пробеге Нью-Йорк — Париж вместо Air France нам подсунули Delta Airlines. И мы почувствовали разницу. Лягушатники-то ви-и-но дают на халяву, вку-усное, тортики к кофе такие, что даже я не фыркаю, кин выбор по телику и наушники в подарок. Американцы ничего такого не дают и в помине. И за выпивку пять баксов хотят. А вы говорите... Но по дороге из Парижу в Тель-Авив утешились и вином, и тортиком, слава те, господи.

К началу
Часть 1
Часть 2
На главную страницу